Наука и технологии России

Вход Регистрация

Поток научных публикаций: мировой и российский тренды

Один из критериев оценки эффективности деятельности научных институтов, организаций высшего образования, проводящих исследования, и самих учёных – публикационная активность. Ситуация здесь стала меняться к лучшему, во многом благодаря государственной поддержке науки. Доля публикаций российских исследователей в научных журналах, индексируемых в международной базе данных Web of Science выросла с 2,09% в 2013 году до 2,28% в 2015 году (в Указе Президента России № 599 от 7 мая 2012 года поставлена задача довести этот показатель к 2015 году до 2,44%). Количество рецензируемых статей российских исследователей увеличилось с 29010 в 2013 году число до 31542 в 2015 году.

Редакция STRF.ru предлагает обсудить вопросы публикационной активности с представителями российского сектора исследований и разработок – научных институтов и университетов в ходе онлайн-дискуссии.

Вопросы к обсуждению:

1. Всегда ли публикация статьи в научном журнале, индексируемом в Web of Science или Scopus, свидетельствует о высоком результате исследований и личном вкладе конкретного учёного?

2. В каких случаях импакт-фактор научного журнала имеет значение, а в каких нет?

3. Правомерно ли материально стимулировать публикационную активность исследователей?

4. Как повысить долю российских учёных в мировом потоке научных публикаций?

5. В 2015 году Thomson Reuters анонсировал размещение на платформе Web of Science Russian Science Citation Index (RSCI), в который уже вошли более 600 научных журнала. Какое значение этот проект может иметь для российской науки?

Высказать мнение по предложенным к обсуждению вопросам вы можете на странице обсуждения или в окошке «Комментарий» внизу этой публикации до 18:00 4 марта. Указывайте, пожалуйста, имя, фамилию, место работы и должность.

Также вы можете задать вопросы, на которые ответят эксперты: Валентина Александровна Маркусова, заведующая отделением Всероссийского института научной и технической информации РАН, доктор педагогических наук и Константин Сергеевич Фурсов, заведующий отделом Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, кандидат социологических наук.

Позиции экспертов представлены ниже.

Валентина Маркусова:

Валентина_Маркусова
Валентина Маркусова. Фото из архива Маркусовой

1. а) Web of Science или Scopus – две очень разные по критериям отбора журналов и по истории существования базы данных. Scopus чуть более 10 лет, а SCI (который служит основой Web of Science – WoS) имеет 50-летнюю историю. За качество опубликованной статьи в первую очередь несёт ответственность редакционная коллегия журнала, недаром её называют gatekeeping. Невозможно представить, что научный журнал, индексируемый WoS, будет публиковать плохие статьи за деньги. Хотя известны случаи с фальсифицированными результатами, опубликованными в престижном журнале. Позднее, эти статьи были изъяты.

В Scopus спектр отечественных журналов значительно больше, чем в WoS, но и качество некоторых из них вызывает сомнение. Известен скандал с журналом, издаваемым педагогическим институтом в г. Сочи. Но никто от случайных ошибок не застрахован.

Ясно, что статья, опубликованная в журналах «Успехи физических наук» или в Physical Review, отражает результаты исследования высокого качества, но судить об этом должны специалисты в данной области знания.

Библиометрические показатели – это факторы оценки, но решение всегда остаётся за экспертами в соответствующей области знания.

б) по поводу личного вклада. Научное сотрудничество – характерный признак современной науки. Об этом свидетельствует рост неуклонный рост числа соавторов в одной статье. Личный вклад каждого соавтора могут определить только сами соавторы или эксперты, хотя при оценках используется и фракционный подход.

2. Введение понятия «импакт фактор»  (ИФ) в 1963 году и создание базы данных Journal Citation Reports (JCR) способствовало более качественному отбору научных журналов библиотеками и информационными службами. ИФ быстро стал популярен как символ научного престижа журнала, хотя его значения сильно различаются в зависимости от области знания. Нет  прямых указаний на сайтах финансирующих организаций об использовании ИФ при рассмотрении заявок на грант. Однако, по свидетельству рецензентов иностранных фондов, выбор идёт в пользу публикаций работ заявителя в журналах с высоким ИФ. Отечественные журналы имеют значительно более низкие показатели ИФ по ряду социо-культурных причин, чем англоязычные, хотя наблюдается положительная тенденция роста ИФ.

3. Материально стимулировать публикационную активность исследователей правомерно, если все учёные будут поставлены в равные условия. Колоссальные ассигнования в сектор высшей школы и Проект 5-100, результатом чего явились значительные надбавки за опубликование статей даже в журналах с ИФ в нуль (!) и докладов в трудах международных конференций, привели к значительному росту публикационной активности вузов. В 2015 году на платформе WoS (все пять баз данных) было проиндексировано 24,7 тысячи статей вузов и 19,7 тысячи статей РАН, а 2014 году – 22,3 тысячи статей вузов и 18,4 тысячи статей РАН. Рост статей вузов в 2015 году практически совпадает с ростом совместных статей (на 2 тысячи) с РАН.

4. Известно, что существует корреляция между инвестициями в фундаментальную науку и её научной продуктивностью, то есть числом работ, индексированных в WoS. При реальном росте инвестиций в фундаментальные исследования, выполняемые в РАН, без сомнения, изменилась бы доля России в мировом потоке публикаций. Нас далеко опережают не только Бразилия и Индия, но и Турция с Ираном, темпы роста публикаций которого составляют 25% в год.

5. В РИНЦ свыше 5000 журналов, а для RSCI отобрали пока 630, так что определённый прогресс есть. Говорить о тысяче журналов, достойных для обработки, на мой взгляд, преждевременно. Должно пройти несколько лет, прежде чем мы сможем судить о влиянии этой базы данных и о том, как её размещение на платформе Thomson-Reuters будет способствовать авторитету отечественной науки.

Константин Фурсов:

Константин_Фурсов
Константин Фурсов. Фото: пресс-служба НИУ ВШЭ

1. Появление статьи в журнале, индексируемом в одной из баз данных, вовсе не является гарантией её высокого качества, и подтверждение тому – периодическое обнаружение в этих ресурсах жульнических изданий. Конечно, аналитические службы Web of Science и Scopus проводят серьёзную экспертную оценку журналов перед принятием решения об их включении в базы, но это не гарантирует постоянства качества отдельных статей.

Касательно определения результативности отдельного учёного, показатели из WoS или Scopus могут быть лишь одним из критериев оценки. Яркий тому пример – ежегодные предсказания выбора Нобелевского комитета, которые делает компания Thomson Reuters. Лишь некоторые учёные из списка потенциальных кандидатов впоследствии получают премию, другие же лауреаты могут и вовсе не попасть в списки, рассчитанные на основе библиометрических показателей.

2. Импакт-фактор, если просто, является показателем среднего уровня цитируемости статей в научном журнале. Поэтому можно предположить, что статья в журнале с более высоким импакт-фактором скорее окажется более высокого уровня. Однако это вовсе не означает, что в журнале с более низкой позицией в рейтинге мы не встретим хорошую статью. По ряду причин, в частности, из-за простоты расчета и «объективности», импакт-фактор стали использовать практически повсеместно в основном для определения ведущих изданий. При использовании этого показателя для оценки результативности научной деятельности, важно помнить, что его значение различается по областям науки и не может служить универсальной мерой сразу для всех журналов.

3. Материальное стимулирование не противозаконно, не противоречит профессиональным этическим нормам и может рассматриваться в качестве одной из форм признания ценности научной работы. Однако подобные стимулы могут провоцировать недобросовестное поведение учёных. В Китае, который в последние десятилетия наращивал своё присутствие в мировой науке, есть немало примеров различных манипулятивных стратегий в попытке «обыграть систему». Это и публикации в псевдонаучных журналах, и торговля соавторством, и мошенничества с авторами-рецензентами.

Другой пример обратного эффекта материального вознаграждения – Австралия, где показатели публикационной активности были интегрированы в систему принятия решения о размерах выделяемых грантов. Это вызвало бурный всплеск публикационной активности, но качество статей катастрофически снизилось. Так что всякое стимулирование должно иметь ясную цель и соответствующую форму.

4. Я бы говорил скорее об укреплении позиций российской науки в мире. Удельный вес страны в общемировом числе публикаций – один из индикаторов, который зависит от уровня научной продуктивности других стран, представленности национальных журналов в базах данных, полноты индексируемой информации и других факторов.

Если отвечать на вопрос «идеалистически», понимая, что заданный майским указом президента показатель 2,44% – не самоцель, то для повышения присутствия и статуса России в мировой науке необходимо, кроме роста финансирования, развивать институты, в том числе способствующие усилению международной кооперации и интеграции российской науки в глобальную.

5. Отбор журналов в RSCI – пожалуй, самая серьёзная и масштабная попытка выделить отечественные научные издания относительно высокого уровня. Если оценивающие учёных институции согласятся с таким подходом, то можно ожидать сдвигов в публикационном поведении учёных и стандартах научных изданий, т.к. список RSCI задаёт более высокую планку, чем когда-либо задавал её перечень ВАК. Попадание журнала в RSCI может стать возможностью для следующего шага в сторону журналов мирового уровня. В определённом смысле это вызов для российских научных изданий.

Что касается размещения журналов на платформе Web of Science, то это едва ли несёт новые возможности для российских учёных, кроме некоторого повышения их видимости. Индекс не входит в ядро базы – Core Collection, поэтому вряд ли это заметно сдвинет страну в общемировом рейтинге.

Редакция STRF.ru

РЕЙТИНГ

3.78
голосов: 27

Обсуждение