Наука и технологии России

Вход Регистрация
25.09.09 | Организация научной деятельности: Ведомственная наука Частная наука Иван Σ Охапкин
Дмитрий Чулкин
Фото: Игнат Σ Соловей

NT-MDT: репутация — не просто слово

Каждый, кто работал на российской или советской технике (исключая авиацию, космос и вооружение) знает, что это вещь ненадёжная, часто ломается, да ещё и неудобная. Стереотип очень устойчивый и сломать его трудно. Сразу вспоминается рассказ одного ученого про свою лабораторию: однажды её удалось переоборудовать, и один из новых приборов оказался российского производства (обойдемся без имен и названий). Сгорел через две недели после начала работы. Вместо того, чтобы быстро заменить сгоревшую деталь, умелец из сервисной службы спалил ещё одну. В итоге починили и её, но осадок остался. Больше российских приборов там не покупали …
Приятно осознавать, что не везде так. Зеленоградская компания NT-MDT за 20 лет своего существования выросла в лидера российского и мирового по производству оборудования для зондовой микроскопии. Компания ведёт коммерческие битвы по всему земному шару, справляясь со многими проблемами, которые могут преследовать российского производителя за рубежом, и одна из них – недоверие к русской технике и к русским вообще. Чтобы быть наравне со всеми, приходится стать лучше всех, по-другому и не скажешь. Как NT-MDT удается подняться выше мирового уровня, корреспонденты STRF.ru выяснили в ходе круглого стола, прошедшего в компании 23 сентября 2009 года. Круглый стол состоялся в рамках пресс-тура, организованного пресс-службой Федерального агентства по науке и инновациям.

Головной офис и производство компании NT-MDT находится в уютном тихом районе Зеленограда. Именно отсюда по России и миру разлетаются приборы, которые стали визитной карточкой фирмы. Список стран, куда поставляется оборудование, включает все государства, где нанотехнологиями занимаются на более-менее серьезном уровне, за исключением Японии, чей специфический рынок закрыт для большинства иностранных фирм. Это Австралия и Бразилия, Корея и Китай, США и Канада, Россия, вся Европа и многие другие. Приборы российского производства для нанотехнологий стоят в более чем 1700 исследовательских лабораториях мира.

Денис Андреюк Денис Андреюк: «У NT-MDT – две особенности, которые в России встречаются вместе крайне редко – высокий научный уровень и коммерческая эффективность»

NTEGRA SPECTRA «Лауреат премии R&D 100 2006 года. Первый в мире коммерческий прибор, умеющий анализировать физические и химические свойства поверхности с оптическим разрешением выше предела дифракции»

Solver Next «Лауреат премии R&D 100 2009 года. Первый в мире коммерческий прибор, в котором интегрированы атомно-силовой и сканирующий туннельный микроскопы»

Виктор Быков Виктор Быков: « Нанофаб 100 создан в рамках «мегапроекта», финансируемого Роснаукой. Мегапроект был успешен и уже в 2006 году мы продемонстрировали публике первую машину»

НАНОФАБ «Уникальное устройство для разработки технологий создания готовой нанотехнологической продукции»

Андрей Шубин Андрей Шубин: «Вначале мы вышли с дешевыми приборами на развивающиеся рынки, которые мало кому интересны. Там заработали репутацию и вернулись на главные рынки мира с более дорогой и удобной продукцией»

Компания NT-MDT специализируется на создании научного оборудования для зондовой микроскопии и ее приложений. Представьте себе тонкую иглу, с остриём толщиной от 1 до 30 нм, которая ползёт по поверхности образца. Это и есть зонд.

Чем же смогла удивить российская компания притязательных и взыскательных клиентов в России и за рубежом? Более того, умудрилась дважды попасть со своими приборами в R&D 100 — ежегодно публикуемый авторитетным американским журналом Research&Development список 100 наиболее значимых изобретений в мире? Для примера: в разные годы этой премией были отмечены такие устройства как галогенная лампа (1974), факсовый аппарат (1975), ЖК-дисплей (1980), принтер (1986), телевидение высокого разрешения (1998).

По словам Дениса Андреюка, заместителя руководителя службы маркетинга компании, есть несколько составляющих, без которых на этом рынке не выжить. Одно из главных — это самый высокий уровень сервиса. Во всем мире есть стойкое убеждение, что в России всё плохо, сервиса нет вообще, приборы постоянно ломаются и в лучшем случае можно рассчитывать только на дешевизну. Это будут первые слова, которые услышит учёный от других производителей, если захочет купить российский прибор. Поэтому сильной стороной должно быть умение переломить a priori негативное мнение о себе, убедить клиента и подкрепить убежденность в своей правоте своими достижениями. Коих у компании немало. Помимо упомянутых премий R&D 100 это солидный список публикаций, сделанных на российских приборах, в том числе в 3 из них — в журнале Nature.

Премию R&D 100 NT MDT получала дважды — в 2006 и 2009 годах — за разработки, к тому времени не имевших аналогов в мире. Первый раз — за NTEGRA SPECTRA, уникальный прибор, дающий возможность одновременно исследовать как физику, так и химию поверхности. Первая часть прибора — атомно-силовой микроскоп — позволяет изучить широкий спектр физических свойств непроводящих поверхностей, но, к сожалению, неспособен определить её химический состав в тех же точках. Для этого служит вторая часть прибора — оптический спектрометр комбинационного рассеяния — устройство для определения химического состава веществ по их спектрам в видимой области. У видимого света есть особенность — с его помощью не получается наблюдать объекты меньше 200 нм. А у атомно-силового микроскопа, как известно, разрешение получше. Иными словами, физические свойства вещества исследуются с хорошим разрешением, но на том же участке невозможно узнать его химические свойства. Специалисты компании NT-MDT приспособили зонд атомно-силового микроскопа в качестве излучателя, фактически превратив его в наноисточник света, смогли перешагнуть через пресловутый порог в 200 нм и добились оптического разрешения в 50 нм. Это не предел: некоторые научные группы достигли оптического разрешения в 10 нм, но NTEGRA SPECTRA — это первый коммерческий прибор, где преодолено физическое ограничение на размер области, исследуемой с помощью оптических методов.

Где такие приборы могут применяться? «Во-первых, это исследование клеток злокачественных опухолей, во-вторых, в микроэлектронике — для исследования транзисторов из напряжённого кремния, в-третьих — для анализа химического состава лекарственных средств — чтобы определить подделку или нарушение патентных прав», говорит руководитель этого проекта Павел Дорожкин.

В 2009 году — новая разработка — Solver Next. Идея этого прибора очень проста, но в то же время до NT-MDT ей никто не воспользовался. Есть атомно-силовой микроскоп, а есть сканирующий туннельный микроскоп. У обоих методов свои преимущества. Для АСМ это возможность исследовать любую поверхность, для СТМ — получать более высокое разрешение. До сих пор при изучении одного объекта с помощью обоих подходов использовали два различных прибора, их приходилось дополнительно настраивать на объект, а это может делать только специалист. Инженеры NT-MDT смогли объединить два прибора в одном — в Solver Next заложена возможность автоматической смены измерительных головок для АСМ и СТМ, и теперь оперировать обоими методами для изучения одного образца могут и неспециалисты. Такой прибор совершено незаменим, в частности, для биологов, у которых нет желания тратить время на перенастройку сложного оборудования.

Идея создания Solver Next очень любопытна. «Сравните приборы для биологов и физиков, — предлагает Денис Андреюк. — Вы обнаружите разительные отличия. У физиков кучи проводов, винтов, стоек и так далее. А у биологов — это зачастую просто шкафчик. В биологических лабораториях гораздо чаще работают женщины, а им просто физически дискомфортно иметь дело с „неопрятным“ оборудованием. Solver Next — это продукт именно такой идеологии. Дизайн и функциональность специально разработаны для того, чтобы прибор выглядел привлекательно и был прост в обращении. Для специалистов у нас есть приборы серии NTEGRA, где тоже объединены АСМ и СТМ. Они дороже, сложнее и у них гораздо шире функциональность».

«Solver Next — это наше приспособление к тому факту, что предельная автоматизация позволяет проводить исследования не самым квалифицированным людям. Это мировой тренд — когда автоматизация компенсирует недостаток квалификации», — добавляет генеральный директор NT-MDT Виктор Быков.

Особого внимания заслуживает разработка компании под названием НАНОФАБ 100. Цель этого комплекса — обеспечить разработку полного цикла технологии производства нанотехнологической продукции. Центральная его часть — это роботизированный модуль, в котором создаётся высокий вакуум, со специальными шлюзами, к которым может быть подключено любое оборудование для нанотехнологий — зондовые микроскопы, установки лазерной абляции, установки фокусированных ионных пучков и другие. Главное преимущество НАНОФАБа — это то, что в нём можно перемещать создаваемый объект без прерывания технологического цикла. Если человек работает на отдельных приборах, не соединённых высоковакуумными шлюзами, то после каждой операции он должен герметизировать нанообъект и транспортировать его к другому оборудованию. В НАНАФАБе это делает робот внутри центральной части. Другая особенность последней — возможность кластерного, модульного подключения оборудования. В аналогах НАНОФАБа все приборы соединены последовательно, и в случае каких-то модификаций линии перестраивается вся технологическая цепочка. В НАНОФАБе достаточно просто подсоединить или поменять прибор, подсоединенный к центральной части. Это обеспечивает комплексу гибкость и даёт возможность разрабатывать на нём технологии с любой комбинацией оборудования.

НАНОФАБ 100 был создан при поддержке Федерального агентства по науке и инновациям. По словам Виктора Быкова, этот комплекс настолько сложен в обслуживании, что его пока не продвигают за рубежом, а 11 комплексов закуплены российскими научными и учебными организациями. Первым из них был Таганрогский технологический институт Южного федерального университета, и к настоящему моменту там разработана технология мелкосерийного производства крайне чувствительных сенсоров газов на основе массивов углеродных нанотрубок.

Итак, уникальные разработки у компании есть и это один из серьезнейших козырей для завоевания мирового рынка высокотехнологичного научного оборудования. Но не единственный. Строгая сервисная политика и политика лояльности тоже делают своё дело. В NT-MDT с большим вниманием относятся к своим клиентам и обеспечивают им удобный сервис, а также разрабатывают специальные интерактивные методы, чтобы клиенты если и говорили о компании, то только в положительном ключе. Программисты разработали специальное программное обеспечение, которое позволяет в он-лайн режиме, дистанционно и круглосуточно отслеживать все неполадки. В случае проблем учёный может связаться с сервисным инженером, который в режиме видеоконференции окажет помощь. Обычно это не поломки, а ситуации, которые легко разрешаются после консультации специалиста — условно говоря, инженер скажет, что подкрутить и на что нажать. Поломки случаются редко, но если что-то происходит, то в прибор встроена система самодиагностики, которая сама определит поломку и у сервисного центра будет готовая информация, ещё до выезда на «место происшествия».

К специалистам контактного центра руководство фирмы предъявляет очень серьёзные требования: их работу независимо оценивает так называемая служба лояльности. При неудовлетворительной оценке хотя бы одного диалога, специалиста увольняют. «Это жёстко, но у нас нет выбора — рынок нам ошибок не прощает», — говорит коммерческий директор NT-MDT Андрей Шубин.

Высокий научно-технический уровень, мощная сервисная поддержка и умение работать с клиентами — все это создаёт NT-MDT репутацию очень серьезного игрока, позволяя побеждать конкурентов даже на самых жёстких рынках — в Израиле. Победить в Израиле — это показать самый высокий уровень фирмы: там работают люди, которые тщательно считают свои деньги, чрезвычайно скрупулезны, требовательны и ориентированы на лучшие американские стандарты. Андрей Шубин недавно вернулся из Израиля, где выиграл конкурс на поставку прибора NTEGRA SPECTRA в институт Вейцмана учёному по имени Якоб Сагив. Это один из немногих специалистов в мире, которые умеют проводить точечную модификацию наноучастков поверхности, на которые затем послойно можно надевать любые структуры — метод носит название «конструктивная литография». В конкурсе участвовали многие известные западные фирмы, и ни одна, в том числе NT-MDT, не могла предложить полного набора опций, необходимого заказчику. И вот здесь израильский учёный должен был выбрать между германскими и российскими производителями, которые обещали ему эти опции достроить. И он поверил именно NT-MDT, а сама фирма доказала, что и у русских может быть серьёзная репутация.

РЕЙТИНГ

4.43
голосов: 14

Галереи

Инновации "в железе"

Компания "Нанотехнологии-МДТ" изнутри. 23 сентября 2009 года

24 фото

Обсуждение