Наука и технологии России

Вход Регистрация

ПоРАНенная наука

Академию нужно перестроить по примеру успешных научных структур, в которых — минимум административного персонала, минимум площадей, максимум эффективности и уважения руководителя к каждому сотруднику, считает заведующая автоматизированным астрономическим комплексом и лабораторией атомной физики и спектроскопии Новосибирского госуниверситета Альфия Нестеренко.

Одной из самых острых тем в науке, о которую уже не первый год ломают копья видные учёные и представители власти, по-прежнему остаётся эффективность РАН. Недавно Совет профсоюза работников Академии выступил с заявлением, в котором назвал причины того, почему потенциал российского научного «мини-государства» слабо задействован в набирающей полный ход инновационной стройке, и обозначил пути выхода из кризиса. Среди требований профсоюза — отставка министра образования и науки, фиксация незыблемости имущественного комплекса науки, усиление господдержки РАН. После опубликования на STRF.ru полного текста заявления Альфия Нестеренко выступила с инициативой развернуть дискуссию об организации академической науки силами самих учёных, работающих в разных структурах, и выразила своё видение проблемы:

— Проблемы в академической науке очень сложные, и толком их решить не даёт закостенелость тех, кто находится сегодня у власти в РАН. Им, конечно, тоже тяжело, но меняться необходимо. Иначе простые учёные будут вынуждены искать возможности подрабатывать за границей, где система науки устроена более рационально. Там, безусловно, также есть бюрократы, но главные администраторы, как правило, очень заинтересованы в разумном функционировании научного процесса. По окончании крупных этапов работ они даже приглашают к себе исполнителей, чтобы выразить благодарность. Этот момент меня очень удивил и порадовал во время работы в США. Точно знаю, что и в Советском Союзе в науке было немало руководителей, проявляющих подобное радение за своё дело. Тогда должность начальника предполагала прежде всего ответственность и почти круглосуточную работу. Бухгалтерия была прозрачная. Теперь же у директоров институтов — по несколько заместителей, у последних — отделы, и непонятно, с кого при этом спрашивать. Только бедный учёный остаётся сам по себе и перед всевозможными комиссиями, и перед необходимостью организовывать процесс исследований…   

Вряд ли будет иметь большой смысл отставка министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко. И раньше его фигура мало что решала, и сейчас ничего не решит. Нужно меняться изнутри, иначе те, кто снаружи, действительно уничтожат то, что внутри, и не без оснований. Часть критики, звучащей сегодня в адрес РАН, справедлива, причём, надо признать, что самостоятельно развивающиеся научные структуры никто не ругает — нападают как раз на те, в которых, как сказано в начале заявления профсоюзов, «уровень зарплат небольшой части работников достигается сверхэксплуатацией одних и близостью к источникам финансирования других учёных». Вот пока с этим пунктом порядка не будет, никто извне не поможет. Наоборот, похоже, что все ждут, когда «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…». Только «затем» на руинах будет труднее создать новую Академию, нежели сейчас перестроить её по подобию успешных научных структур. В качестве примера могу привести Институт автоматики и электрометрии Сибирского отделения РАН, в котором — минимум административного персонала, минимум площадей, максимум эффективности и уважения руководителя к каждому сотруднику. Мало того, ещё и налажена работа в образовательной сфере: почти все учёные преподают в вузах. Очень надеюсь, что рано или поздно РАН возглавят люди, способные так же или ещё лучше организовать научный процесс. Вот тогда и наступит доверие государства и СМИ к Академии.

Отклик Вячеслава Вдовина, руководителя Совета профсоюзов РАН

РЕЙТИНГ

4.35
голосов: 20

Обсуждение