Наука и технологии России

Вход Регистрация

Открытое письмо учёных

Одна из сильнейших конкурсных программ Президиума РАН – «Молекулярная и клеточная биология» (МКБ) – сокращена почти на треть, что приведёт к повторению разрушительной для российской науки ситуации 1990-х годов, пишут учёные в открытом письме президенту и премьер-министру России.
Сергей Лукьянов: «МКБ – это программа, построенная на открытом конкурсном финансировании»

Георгий Георгиев: «Сейчас мы наблюдаем повторение 1990-х годов: лучшие лаборатории, которые работали по этой программе, просто теряют людей»

К Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину обратились 119 учёных с просьбой выделить «небольшое дополнительное финансирование с тем, чтобы не дать погибнуть конкурсной программе Президиума РАН “Молекулярная и клеточная биология” (МКБ)».

В передовых странах на биомедицину, основной составляющей которой является МКБ, расходуется около 50 процентов всех отпускаемых на науку средств, говорится в открытом письме руководителям страны. В течение семи лет программа поддерживала грантами наиболее сильные лаборатории и научные группы РАН, что позволяло им работать на мировом уровне, пишут учёные и приводят «Показатели эффективности Программы фундаментальных исследований Президиума РАН “Молекулярная и клеточная биология”»  (см. Приложение 3).

В 2010 году произошло резкое сокращение финансирования этой программы: с 260 до 185 миллионов рублей по Центральному региону. Результатом такого сокращения станет «новая волна кадровых потерь и повторение разрушительной для российской науки ситуации 1990-х годов. Вся семилетняя работа по восстановлению сильной молекулярной и клеточной биологии в нашей стране находится под угрозой краха».

Академик РАН Георгий Георгиев – один из авторов обращения к президенту –  рассказал STRF.ru, что в связи с сокращением финансирования лучшие лаборатории уже теряют кадры:

– Создалось катастрофическое положение! Кого-то сами будем увольнять, поскольку не можем платить зарплату, кто-то уедет за границу. Только в разговорах со знакомыми выясняется, что уже как минимум шестерых перспективных учёных для российской науки мы потеряли. В этом году резко снизился приток аспирантов даже в первоклассные лаборатории. Сейчас мы наблюдаем повторение 1990-х годов: лучшие коллективы, которые работали по этой программе, просто теряют людей.

Что Вы намерены делать, если реакции на письмо не будет?

– Собираюсь встретиться с теми, кому было поручено рассмотреть это письмо, и добиваться результатов. Фактически сейчас стоит вопрос – будет наука сохранена или нет. Если уничтожить то, что ещё держится на неплохом уровне, то кто будет преподавать в университетах, кто займётся подготовкой кадров для Силиконовой долины? По программе «МКБ» мы выискивали таланты и давали им независимые позиции, а в условиях старения научных кадров это суперважно! Но всё наработанное в течение семи лет поставлено под удар. Необходимо принимать срочные меры – надо, чтобы, уже начиная с третьего квартала этого года, финансирование восстановилось.

Доктор биологических наук, член-корреспондент РАН Сергей Лукьянов убеждён, что уменьшение финансирования уже работающей программы подрывает доверие к России у зарубежных коллег:

– Всегда, когда урезают деньги, люди расстраиваются и выступают против. Но у нас есть аргумент: МКБ – это программа, построенная на открытом конкурсном финансировании. Для молодого исследователя это был хороший и чуть ли не единственный шанс получить независимое финансирование в России. Я сейчас даже не о себе говорю, хотя из моей лаборатории и была создана группа на деньги, выделенные по этой программе. Её сокращение подкашивает молодых, талантливых, перспективных учёных. К тому же подрывает доверие зарубежных коллег – ведь по этому гранту к нам приехали учёные, в том числе и из Америки, обосновались здесь, а теперь мы им говорим, что денег будет меньше, а завтра им могут сказать: извините, программа закрыта.

Научный сотрудник лаборатории моделирования биомолекулярных систем ИБХ РАН Антон Чугунов обращает внимание на непоследовательность шагов властей:

– Действия правительства (и президента, не в последнюю очередь) очень напоминают беспорядочные и неумелые движения младенца, только вот мотивации у правящей клики, я боюсь, совершенно другие. Правительство вбухивает огромные деньги в строительство элитных инновационных центров (не заботясь о научной состоятельности этого проекта), реформирует университетскую систему по западному принципу (плохо представляя себе, к чему это может привести). Это при том, что никакого фактического контроля за тем, где оседают деньги, нет. А оседают они далеко не у тех людей, которые в реальности занимаются наукой – поверьте мне, как научному сотруднику одного из самых лучших биологических институтов страны. Одновременно с этими президентскими «инновациями» срезают бюджеты РФФИ и РАН, через что действующим учёным (а не телевизионным академикам) в буквальном смысле становится нечего кушать: размеры и так копеечных грантов РФФИ стремительно оборачиваются в ноль, одновременно концентрируясь в руках у очень немногочисленной группы учёных, «приближённых» к конкурсной комиссии, а «спасительная» программа МКБ перестаёт быть таковой. В то же время появившиеся не так давно гранты Минобрнауки настолько забюрократизированы, что деятельность учёных превращается в непрекращающуюся писанину с мизерной надеждой на успех и с более чем скромным финансированием в случае последнего. Для лаборатории из 18 человек счастье – получение гранта в 1 миллион рублей в год, в то время как министры заказывают обстановку себе в кабинет стоимостью 18 миллионов, а чиновники декларируют зарплаты в десятки миллионов рублей в год.

Не знаю, будет ли толк от повторного обращения Георгия Георгиева (первое было в конце 2009 года, в нём отмечалась «крайняя опасность сокращения бюджета РАН, ибо оно ударит по самым сильным работам» – прим.ред.). Но, очевидно, что без обращения ничего в лучшую сторону не изменится.

Учёные видят два возможных выхода из сложившейся ситуации: 1) «перевод необходимых для нормального функционирования программы МКБ дополнительных средств в РАН с указанием целевого назначения без права использования на другие нужды» (на 2010 год речь может идти о 400-500 миллионах рублей на все регионы страны); 2) создание Российского научного центра (или фонда) биомедицины по образцу Медицинского института Ховарда Хьюза, но с бюджетным финансированием (объём средств, распределяемых таким центром, составил бы 3–4 миллиарда рублей в год).

Посмотрим, какой выход найдёт власть.

Обсуждение