Наука и технологии России

Вход Регистрация

Семь советов от обладателя мегагранта Петера Слота

STRF продолжает серию интервью с победителями конкурса мегагрантов Минобрнауки России. На сей раз мы беседуем с Петером Слотом (Peter Sloot), профессором Университета Амстердама и Санкт-Петербургского госуниверситета точной механики и оптики (ИТМО). Доктор Слот изучает информационные процессы в природе и обществе с помощью вычислительного моделирования.

Как Вы оцениваете уровень российской науки в Вашей области исследований?

– Российская наука, вполне вероятно, очень хороша, но её главная проблема в том, что распространение полученных результатов ограничено Россией и русскоговорящими странами. Кроме того, сами исследования не всегда имеют отношение к потребностям общества.

Расскажите об идее совместного проекта с ИТМО. Кто его инициировал?

– Предыстория у нашего проекта довольно забавная. Летом 2010 года мне позвонили из МГУ и попросили свежую версию моего CV. Я немного удивился, но подумал, что ничего не теряю и отправил его.

Через несколько дней я получил такой же запрос от СПбГУ, и тут уже задумался: что бы это могло значить?

Петер_Слот
Петер Слот считает мегагрант «исключительной ответственностью»

Но резюме отправил и им. А ещё через некоторое время ко мне обратились профессора ИТМО Александр Бухановский и Владимир Васильев (ректор), которые спросили у меня, какой исследовательский проект я считаю наиболее важным, и что бы я предпринял, если бы получил средства на его воплощение. Я передал им свои соображения и больше ничего не слышал. А через несколько месяцев я получил потрясающее известие о том, что был выбран «ведущим учёным».

Что представляет собой Ваш проект с научной точки зрения?

– В основе – разработка методов для Urgent Computing («экстренные вычисления», недавно возникшая область прикладной математики wiki). Это новый подход, позволяющий обобщить всевозможные сведения о потенциальных угрозах, интегрировать их в математическую модель и задействовать мощные вычислительные ресурсы, чтобы получить предсказания возможного ущерба и выработать стратегию по его предотвращению или минимизации. Речь может идти как о наводнениях или ураганах, так и о пандемиях или террористических атаках.

Стоит ли такая задача тех денег, что выделяются министерством? Большинству российских учёных суммы мегагрантов кажутся астрономическими, и вся инициатива встречается с определённым скептицизмом...

– Я отдаю себе полный отчёт в том, что мегагрант – это исключительная честь и ответственность.

– Полагаю, затраты окажутся эффективными, и отдача от нашего проекта будет ощущаться не только в ближайшие годы, но и гораздо дольше.

В случае успеха нас ждёт серьёзный прорыв в понимании многогранной реальности, окружающей нас, во взаимодействии с ней. Мы живём в сложном мире и окружены сложными системами – от биологической клетки, построенной из тысяч разнообразных взаимосвязанных молекул, до миллионов компьютеров, которые должны вместе работать на благо общества, состоящего из шести миллиардов личностей, стремящихся действовать сообща.

Эти сложные системы демонстрируют бесконечное число характеристик упорядоченности, беспорядка, самоорганизации и саморазрушения. Понимание, измерение и использование этой сложности – одна из главных научных проблем современности.

Большинство сложных систем построены не из одинаковых элементов, как, например, газы или магниты, а из разных. Каждый ген в клетке, каждый компьютер в сети, каждый человек в государстве имеют свои особенности поведения и привносят в систему уникальные характеристики. Ещё важнее то, что в сложных системах взаимодействия элементов образуют тонко настроенные сети, в которых каждое звено находится в нелинейном контакте с множеством партнёров по взаимодействию. Всё это не только запутано, но и действительно сложно.

В своём исследовании мы разработаем и применим методы предсказания поведения таких сложных систем на базе urgent computing. Это обеспечит российской вычислительной науке международное признание и стимулирует междисциплинарные исследования, слабость которых – ещё одна известная проблема России.

Дополнительным результатом станет открытие магистерской и аспирантской программ для молодых российских учёных, а также кооперация с европейскими исследовательскими проектами.

Каковы основные статьи расходов по мегагранту? Сколько сотрудников будет непосредственно работать над проектом?

– Моя цель – потратить 80-90 процентов средств на российских аспирантов, постдоков и состоявшихся учёных. На сегодня у нас уже работают 12 аспирантов, три постдока и 4 учёных более высокого ранга.

Сколько дней в году Вы планируете проводить в России? Вас как-то заботит здешняя текущая политическая и культурная ситуация? Может ли она помешать проекту?

– Я буду трудиться над этим проектом 6 месяцев в году. Я немного в курсе «политической и культурной ситуации» и буду стараться, чтобы она не повлияла на количество и качество наших исследований.

Мои коллеги в ИТМО прекрасно справляются, им удаётся ограждать меня от всевозможных научно-политических проблем.

Я работаю в Амстердаме и Сингапуре, много времени провёл в США, поэтому у меня есть представление о том, насколько сильно политика на местах может влиять на науку.

Но мой текущий российский опыт говорит о том, что мы справимся и справимся хорошо.

Вы заметили какие-то отличия между Университетом Амстердама и ИТМО в части управления наукой, конфигурации преподавания и исследований?

– Конечно, миллион отличий. Даже не знаю, с чего начать. Пожалуй, упомяну лишь то, что, как я надеюсь, можно изменить – нужно изменить, чтобы Россия стала интегрированной в мировую науку, а результаты исследований транслировались в экономику.

  1. Университетские программы должны быть единообразными, строиться по модели бакалавр-магистр в соответствии с болонскими принципами. От специфической российской модели «специалист-магистр» надо срочно отказаться.
  2. Нужно признавать степени PhD, полученные вне России. Отсутствие нормальной практики нострификации очень раздражает. Сейчас степень PhD европейского университета в России не признаётся, и это приводит к колоссальной фрустрации в первую очередь для выходцев из России.
  3. Следует создать связи между российскими компаниями и вузами, предоставить им посевной капитал для совместных магистерских и аспирантских программ.
  4. Стоит учредить специальную награду в области инноваций (Russian innovation award). Призовой фонд не обязательно должен быть большим, цель конкурса – стимулировать учёных выйти за академические рамки. К лауреатам должно быть приковано внимание медиа.
  5. Нужно организовать двойные и совместные магистерские программы с университетами вне России.
  6. Все магистерские программы в области точных и естественных наук должны быть доступны иностранным студентам, поэтому их стоит сделать на английском.
  7. Пора прекратить заставлять усердно работающих интеллектуалов писать всевозможные объёмные отчеты каждый месяц. С таким подходом никакой работы не получится. Евросоюз раньше тоже требовал от учёных подобные толстые отчёты, но обнаружил, что это мешало достижению целей исследовательских проектов. Сейчас система кардинально изменена и работает гораздо лучше. Российским чиновникам также пора двигаться к коротким отчётам и требовать заполнять их на английском, чтобы облегчить международную экспертизу.

Вы планируете в рамках проекта заниматься коммерциализацией результатов?

– Да, мы обсуждаем возможность учреждения стартапа, который будет претендовать на поддержку фонда «Сколково», а также работаем над двумя патентами. Это очень важно: связь со «Сколково» и открытие компании гарантируют должное обрамление нашим результатам и их развитие в будущем. Так вложение денег станет ещё более эффективным.

РЕЙТИНГ

5.00
голосов: 9

Галереи

Церемония награждения победителей конкурса «Русские инновации»

29 июня 2011 года в рамках форума "Русские инновации" в Большом зале Политехнического музея состоялось награждение победителей конкурса инновационных проектов среди студентов, а также состоявшихся предпринимателей и разработчиков. В церемонии приняли участие представители агентства Эксперт РА, фонда "Сколково", Научного парка МГУ и компании Bayer.

25 фото

Обсуждение