Наука и технологии России

Вход Регистрация

Игра в бизнес

Редкий школьник или студент, с детства знакомый с ПК, ни разу в жизни не баловался такими компьютерными играми, как The Sims или Need for Speed. Сейчас мировой рынок предлагает массу разнообразных симуляторов, с помощью которых можно получить самые первые навыки в управлении организацией – будь то больница или строительная компания. Неизвестно, помогают ли эти игры детям стать в будущем руководителями городов или больших строек, но взрослые эксперты и футурологи определённо делают ставку на симуляторы – как на новый образовательный формат, успешно зарекомендовавший себя в обучении пилотов.

О применении симуляторов в образовании, о «полевых работах» для будущих предпринимателей, о том, почему всё труднее «упаковать» знания и почему соревновательные технологии обучения эффективны, рассказывает Вячеслав Шоптенко, директор Института организационного развития и стратегических инициатив РАНХиГС и руководитель русской версии проекта Global Management Challenge – мирового чемпионата по стратегии и управлению бизнесом, впервые запущенного в Португалии в 1980 году. Завершение регистрации на национальный этап нынешнего года – 5 ноября.

Три года назад вы с коллегами давали интервью STRF.ru и говорили о сложности внедрения новых образовательных технологий, связанной с консервативными взглядами «традиционалистов». Что-нибудь изменилось за это время?

– Динамика изменения очень высокая, приходит учиться другое поколение с другим мироощущением. Конечно, до сих пор есть люди, которые хотят быть гуру в своей дисциплине, хотят быть великими. Когда человек становится придатком определённой технологии, это совсем другой статус. Это то, из-за чего многие не хотят принимать новые форматы.

Но, наверное, постепенно от пассивных форм обучения мы будем всё же уходить. Знаний стало очень много, и уже невозможно, как раньше, «упаковать» их и передать. И даже нет смысла это делать, поскольку они моментально устаревают. Так что процесс передачи каких-то универсальных вещей будет сокращаться.

Шоптенко
Вячеслав Шоптенко

Образование будет креативным?

– Во всяком случае, учреждения, которые занимаются образованием, всё больше будут переходить от чисто транслятивной функции к функции генерации содержания. Сами участники учебного процесса будут что-то делать – руками или головой, обучая друг друга, а преподаватель станет модератором.

Так ли уж они новы – эти новые технологии?

– Всё новое – хорошо забытое старое. Игровые формы обучения известны издавна – те же деловые игры, которые Марина Мироновна Бирштейн запустила в ИНЖЭКОНе ещё 1930-х годах. Моделирование процессов в виде деловых игр для обучения имеет давние корни. Мы вообще шутим, что те формы, которые мы называем инновационными, на самом деле – самые традиционные, потому что нынешней образовательной системе (когда стали передавать знания, рассказывая) всего 300 лет. До этого момента всё осваивалось, как правило, на практике. В этом смысле стажировочные формы – самые древние. И сейчас мы начинаем к ним возвращаться. Информационные технологии позволяют заниматься всем этим более эффективно – в том числе в менеджменте, бизнесе, управлении. Ещё с 2006 года мы запустили в России чемпионатный формат с симуляторами, но сами симуляторы в учебном процессе мы стали использовать гораздо раньше. В академии мы выбрали три направления, на которых фокусируемся: одно из них как раз и называется «Учебные модели», то есть симуляторы, тренажёры.

global_management_challenge
Игры Global Management Challenge

Global Management Challenge – это тоже симулятор?

– Он основан на игровой модели. Студенты и действующие менеджеры конкурируют между собой в управлении виртуальными компаниями, которые они получают с одинаковыми стартовыми условиями, и стараются, конкурируя с реальными командами на виртуальном рынке, достичь лучшего результата в управлении бизнесом.

Почему бы не проверить управленческие навыки на реальных проектах?

– Есть и такой тренд. Проектное образование, которым мы занимаемся в РАНХиГС, часто позиционировалось как элитарное – для топ-менеджмента и стратегических кадровых резервов компании. Сейчас мы обсуждаем, как это сделать массовой формой обучения. Есть зарубежные образцы – например, в программе SIFE (Students In Free Enterprise) через сеть принимают участие 60 000 человек, 39 стран и 1600 университетов. Студенты вузов идут на «полевые работы», делают социальные проекты. И находят целевые группы, имеющие возможность улучшить свой уровень благосостояния за счёт освоения рыночной экономики: это пенсионеры, которые не умеют пользоваться кредитными картами, демобилизованные военные, которым нужно помочь запустить свой бизнес, и т.д. Студенты помогают им, воплощают проекты, а бизнес выбирает лучшую команду, которая едет на мировой кубок.

Так что да, реальные проекты имеют, конечно, намного больше деталей, они из реальной жизни. Но чтобы увидеть эффект от долгосрочного развития бизнеса, нужно много времени. Виртуальная модель GMC позволяет сжать время, в ней можно принимать более ответственные решения по более сложным и масштабным объектам, можно тренироваться, совершая ошибки без всякого риска. За день я могу получить, говоря в шутку, годовой опыт управления большой компанией.

В этом сезоне GMC-Russia меняет формат?

– Нет, но благодаря АСИ мы масштабируем проект, хотим сделать его массовым: в самые успешные годы в нём участвовало 2000 человек, а теперь ожидаем 20 000, поскольку в этом году Внешэкономбанк снимает для представителей малого и среднего бизнеса и студентов финансовые барьеры. Платное участие в игре теперь только для крупных корпораций, которые могут себе это позволить для развития кадровых резервов.

И студенты, и опытные управленцы соревнуются в разных «весовых» категориях?

– У нас две категории команд: люди без опыта, которые могут применить только теоретические знания и первый раз «щупают», что такое бизнес, и молодые профессионалы – действующие менеджеры из малого и среднего бизнеса, крупных компаний, преподаватели, готовые совершенствоваться и переходить от лекций к альтернативным формам образования. Хотя у нас есть и смешанные команды, которые участвуют в лиге профессионалов.

Победители определяются в обеих категориях?

– Да, и обе команды едут на мировой чемпионат: студенты наблюдают и знакомятся с лучшими командами мира, а команда менеджеров принимает участие наравне с командами более чем из 30 стран с пяти мировых континентов. В прошлом году наша команда из группы компаний «Самотлор», которые занимаются напольными покрытиями, выиграла мировой финал, и теперь Россия имеет приоритетное право проведения следующего чемпионата, после финала в Румынии в 2013 году.

Это первая отечественная победа в GMC?

– Россия выиграла уже во второй раз – в 2010 году мы принимали финал в Ханты-Мансийске, который у нас известен как столица зимних видов спорта. Там отличная инфраструктура, к тому же мы хотели показать, что в России, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, есть и другие города – новые, современные.

Как со стороны выглядят «битвы» чемпионата?

– Во время очных этапов – в большом холле сидят за столами с компьютерами по пять человек в команде.

Есть и виртуальные испытания?

– Да, осенью, до конца декабря пройдут отборочные раунды – пять виртуальных кварталов. К 25 декабря мы уже будем знать 1000 лучших команд, которые выйдут в четвертьфинал – тоже виртуальный. В ряде регионов пройдут специальные очные финалы с участием правительства, администрации, крупного бизнеса. И уже в марте в Москве мы очно соберём восемь лучших команд.

Что представляет собой типичный отборочный раунд?

– Вы заходите на сайт, получаете историю компании – она выражена в финансовых отчётах, чаще всего даже не называется отрасль. В лучшем случае может быть указано, что это компания из области потребительских товаров, – это для того, чтобы люди, работающие в конкретной отрасли, не использовали в игре свой ежедневный опыт. На старте мы всем даём одинаковые компании и моделируем и кризисные ситуации, когда задача состоит в оптимизации, и ситуации растущего рынка, когда нужно, имея ограниченные мощности, выжать из рынка максимум.

Получив отчёты, вы неделю анализируете их со своей командой и затем заполняете на сайте «форму принятия решения»: примерно 70 параметров на ближайший виртуальный квартал – цены, бюджет на маркетинг, на разработку новых продуктов, работа с персоналом, производственным процессом и пр. И всё это должно быть в контексте общей стратегии, которую ваша компания выбрала на 1,5 года – то есть на пять кварталов. На следующий день приходит новый отчёт и даётся ещё одна неделя. По результатам пяти недель определяется стоимость акций виртуальных компаний, и по их рейтингу ваша команда проходит в следующий раунд.

Подать заявку может только команда или и частное лицо тоже?

– В 70–80% случаев регистрируются сразу команды, но для «индивидуалов», желающих поучаствовать, есть коммуникационная платформа, где они могут сформировать свою команду.

Результаты оценивает компьютер? Нет субъективных факторов?

– Никаких. Компьютерная модель-симулятор, разработанная и ежегодно обновляемая в шотландском Эдинбурге, по чётким параметрам анализирует результаты принятых решений. Через год планируется смена платформы, в неё добавятся новые тренды в менеджменте – например, то, что связано с экологией. Кроме того, более серьёзный фокус будет на управление талантами.

Есть ли в России другие соревнования с виртуальными моделями?

– У нас есть несколько своих чемпионатов, и мы планируем запустить ещё. Например, Innovation Battle – управление инновационной компанией, сейчас это актуально, особенно для молодых учёных, которые хотят запустить инновационный стартап. У нас уже есть «Битва банков» по управлению виртуальным банком: там другой движок, который мы разработали совместно с нашими немецкими партнёрами.

Как вы считаете, соревновательный – самый эффективный образовательный формат?

– Я считаю, что всё образование должно переходить на конкурентные рельсы, должно строиться в формате олимпиад, конкурсов, чемпионатов и т.д. Советская система олимпиад тоже позволяла находить лучших людей, ведь в соревнованиях применяется объективированная система оценки, которая стимулирует участников и расставляет всё по своим местам. Ребята видят результат, который им нужно достичь, чтобы стать лучшим. И понимают, что им нужны механизмы и компетенции, чтобы достичь этого результата. Образование становится осмысленным.

Вы сказали «компетенции». Чем они принципиально отличаются от знаний?

– Компетентность – это умение то или иное знание применить в нужном контексте, уметь его использовать. Знание – это всего лишь один из элементов, и пока оно не используется на практике, оно не эффективно. Вот раньше оперировали термином «багаж знаний» и считали, что это хорошо, но сейчас я бы так не сказал.

Ещё Шерлок Холмс говорил, что толковый человек поместит в свой «мозговой чердак» лишь те «инструменты, которые понадобятся ему для работы».

– И он был прав. На Петербургском экономическом форуме обсуждались компетенции будущего, в числе которых – технологии мышления. Сегодня есть минимально необходимые вещи, которые помогают человеку жить в социуме, – определенные типы грамотности: информационная, языковая. Это обязательный минимум, пользуясь которым, вы легко сможете найти необходимое знание и использовать его. Зачем хранить его у себя в голове, если можно за несколько секунд найти его в интернете?

Публикация в рамках спецпроекта совместно с АСИ.

РЕЙТИНГ

5.00
голосов: 2

Галереи

Торжественная церемония награждения победителей конкурса «Учитель года – 2012» в Кремле, 3 октября 2012 года

3 октября 2012 года в Екатерининском зале Большого Кремлёвского дворца в Москве состоялась торжественная церемония награждения победителей всероссийского конкурса «Учитель года – 2012». В церемонии принял участие Президент России Владимир Путин, который вручил награды и подарки победителям, которых в этом году оказалось двое: учитель русского языка и литературы московского центра образования №1497 Вита Кириченко и учитель МХК Сергиево-Посадской гимназии имени И.Б. Ольбинского Александр Демахин. Имена чемпионов объявлял председатель жюри, ректор МГУ академик Виктор Садовничий. По окончании торжественной части президент больше часа общался с учителями, которые задавали ему насущные и, порой, неудобные вопросы. На церемонии также присутствовали помощник Президента РФ по вопросам образования и науки Андрей Фурсенко и министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов

34 фото

Обсуждение