Наука и технологии России

Вход Регистрация

Страшнее всего плагиат идей

Экспертная оценка должна быть основой научной работы, от её отсутствия все беды – и «липовые» диссертации, и отрыв науки от практики, и падение качества научных работ. Так считает Сергей Середенин, академик РАН и РАМН, профессор, директор НИИ Фармакологии РАМН имени В.В.Закусова.

Сергей_Середенин
Сергей Середенин: «Я не знаю, зачем менеджеру или замзавотделом в каком-нибудь министерстве может понадобиться степень»

Как, по вашему мнению, можно было бы остановить поток некачественных диссертаций?

– Когда мы говорим о качестве научных работ, большую проблему тут представляет плагиат. Причём это не только чистое копирование написанной ранее работы. Так делают лишь самые глупые и далёкие от науки люди. Большее зло представляет собой плагиат идей, когда люди, восприняв чужие мысли, выдают их за свои. К тому же у нас сейчас очень модно ссылаться на западные источники, люди мало пишут о том, что делается в стране, своих собственных коллег не цитируют. Это тоже почти плагиат, потому что очень многие хотят показаться первооткрывателями в своей стране и, например, пишут обзор, в котором указывают 50–100 ссылок на западные источники и ни одной – на отечественные исследования, хотя в России работы такого же рода проводятся. Получается двойной эффект. Во-первых, это плагиат. Это неприлично и бессовестно. А во-вторых, поскольку у нас теперь для оценки работы учёных вводятся всякие арифметические подсчёты – коэффициенты цитируемости, индекс Хирша – это бьёт по коллегам такого автора.

Такая ситуация связана с современными подходами к экспертизе научной деятельности. У нас сейчас крен в арифметику и абсолютно уходит экспертная оценка. А экспертная оценка – это основа работы. В ведущих странах – в Америке, в Европе – прежде всего научная работа оценивается экспертным сообществом. У нас не доверяют экспертам. А от отсутствия экспертизы идёт и плагиат – потому что когда используются одни количественные показатели, то на ранних этапах подготовки работы ему нет противодействия, нет моральной обстановки, которая не позволит молодому человеку на это пойти – и вообще некачественная научная работа, её отрыв от практических внедрений.

К вопросу о количественных показателях: Минобрнауки составило список самых продуктивных диссертационных советов, который возглавил Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева. Можно ли опасаться от особенно продуктивных диссоветов потока некачественных работ?

– Такой момент, конечно, есть. Особенно на периферии есть советы, которые штампуют эти диссертации одну за другой, и они весьма некачественные. В этом отношении Минобрнауки право. Но с другой стороны, есть сильные советы, куда люди хотят пойти защищаться, чтобы подтвердить свою значимость. Тут опять-таки вопрос экспертизы. Нельзя по цифрам судить о существе. Нигде в мире этого нет. Формальные показатели – лишь вспомогательный инструмент, а в основе лежит экспертиза, заключение авторитетных людей, которые признаны мировым сообществом, которым государство доверяет и понимает, что именно эти люди могут правильно распределить государственные деньги, которые идут, скажем, на фундаментальную науку.

Научные успехи и количество диссертантов – это разные вещи. Научный центр Бакулева – это хороший институт, там хорошие люди работают и делают большие серьезные дела. Конечно, к ним очень многие стремятся попасть на защиту, потому что это престижное учреждение. Не в количестве дело, нужно смотреть в суть вопроса.

Я знаю по своему совету, что к нам люди с плохими диссертациями идти боятся, потому что мы, до того как принять диссертацию к защите, смотрим её и говорим соискателю, если есть шанс у нас не защититься. Так, остаются лишь те, у кого качественные работы. Потому что мы занимаемся этим делом серьёзно, экспертиза проводится на ранних этапах, и к нам боятся идти жулики.

Что делать с теми, у кого уже после защиты нашли нарушения?

– Если после защиты выявлен плагиат, я бы лишал автора работы присвоенной степени.

Какой, по Вашему мнению, тут нужен срок давности?

– Три года – это не срок. Нужно минимум 10 лет.

Может быть, количество желающих получить степень лёгким путём уменьшится, если отменить надбавки кандидатам и докторам?

– Тут дело не в деньгах. Это при советской власти доплата была ощутима. А сейчас она не рассматривается как большая прибавка. Здесь больше вопрос статуса. Масса чиновников стремится в кандидаты и доктора. Они не могут заниматься серьёзной научной работой, но есть даже примеры, когда учёные сами им предлагают защититься, пытаясь получить расположение тех, от кого зависит финансирование.

Когда диссертацию защищает чиновник, я считаю, то это прецедент для разбора в каждом конкретном случае. Так же как и когда диссертацию защищает человек, которому нужна только корочка, чтобы потом уйти на фирму. Когда докторская диссертация делается за три года, её сразу нужно смотреть на предмет жульничества. Потому что так не бывает. Вот такие диссертации, они, как правило, с грехом.

Зачем вообще нужны степени людям, которые не занимаются наукой?

– Раньше, когда наука была престижна, научное звание человека приподнимало. Это отголоски прошлого, традиция. Я не знаю, зачем менеджеру или замзавотделом в каком-нибудь министерстве может понадобиться степень.

РЕЙТИНГ

4.50
голосов: 6

Галереи

Конфликт в Российском государственном торгово-экономическом университете

Минобрнауки признало РГТЭУ неэффективным и постановило присоединить его к РЭУ имени Плеханова. Студенты устроили мятеж, дневали и ночевали в актовом зале. В конце концов, на встречу с вузовской общественностью 25 декабря 2012 года приехали представители Министерства образования и науки в лице Александра Климова, Александра Соболева и Александра Страдзе в компании ректора МФТИ Николая Кудрявцева и ректора Российского экономического университета Виктора Гришина. Диалог длился около полутора часов и напоминал схватку гладиаторов в древнеримском амфитеатре. Зал улюлюкал и скандировал, но чиновники оставались невозмутимы. Действо увенчалось оглашением министерского приказа об отставке ректора РГТЭУ Сергея Бабурина: по мнению Минобрнауки, позиция его и протестующих неуместно политизирована и деструктивна. Сам Сергей Бабурин на рабочем месте отсутствовал, будучи на больничном.

40 фото

Обсуждение