Наука и технологии России

Вход Регистрация

Бумажный тигр против лженауки

Помимо внешнего фронта полемики с реформаторами у Российской академии наук есть и внутреннее поле боя, на котором идут непрерывные баталии о посягательствах на научную истину. В феврале нынешнего года Президиум РАН утвердил новый состав Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, невзирая на то, что сам факт существования этого воинствующего движения в Академии давно подвергается критике. После смерти в ноябре прошлого года председателя комиссии Эдуарда Круглякова пост главного в стране борца с лженаукой занял академик Евгений Александров. О феномене устойчивости лженауки в России, о коррупционерах от науки, а также новой стратегии борьбы РАН с попытками псевдоучёных нажиться на засорении и осквернении науки он рассказал в интервью STRF.ru.

Евгений_Александров
Евгений Александров: «Труднее всего разоблачать недобросовестного профессионала, фальсифицирующего результаты исследований. Но это очень редкие случаи»
Справка STRF.ru:
Признаки нарастания проблем (из Рекомендации Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований по противодействию экспансии лженауки, подготовленных по запросу Совета Безопасности РФ 20 апреля 2013 года):
• рост аварийности российских космических запусков;
• массовые фальсификации квалификационных научных работ (дипломов и диссертаций);
• деятельность псевдоакадемий и других организаций, имитирующих официально признаваемые учёные степени и звания;
• появление самопровозглашённых экспертно-аналитических центров, продвигающих заведомо лженаучные концепции в качестве основы для принятия государственных решений;
• рассмотрение на высоком уровне лженаучных технических проектов (таких как программа «Чистая вода» в версии 2009 года);
• рост числа регистрируемых патентов на заведомо неработоспособные изобретения, основанные на лженаучных принципах;
• появление фактов преподавания в вузах и школах псевдонаучных дисциплин (биоэнергетики, астрологии, уфологии и др.)

Евгений Борисович, само название «Комиссия по борьбе с лженаукой» звучит очень грозно. Не планируется ли его изменить, сделать более обтекаемым?

– Да, название комиссии служит постоянным источником раздражения наших оппонентов, которые предпочитают характеризовать себя словами «нетрадиционная наука», «альтернативная наука», «новая наука» и т.д. и т.п. За границей употребляются «политкорректные» термины «паранаука», «псевдонаука», «неконвенционная наука» и пр. Можно наводить дефиниции, например называть лженаукой только заведомо сознательное извращение науки в преступных целях и т.д. Как всегда, именно о терминах возникают самые непримиримые споры! Я решил не менять название комиссии, став её новым председателем, – прежде всего из «рыночных соображений»: название уже стало «брендом» комиссии. Изменив его в угоду нашим гонителям, мы сделаем подарок Петрику и Грызлову, которые поклялись уничтожить комиссию (впрочем, желательно вместе с РАН!).

Академик Кругляков был, конечно, большим энтузиастом в борьбе с лженаукой и пользовался заслуженным уважением как в научной среде, так и в обществе, а некоторые его боялись. Но в последние годы сам факт существования такой комиссии в РАН стал чаще подвергаться критике. Ведь борьба с лженаукой может привести к очень нежелательному эффекту: не будут появляться смелые теории, которые, возможно, могли бы серьёзно обогатить мировой научный багаж. Ведь не так давно и графен считался несуществующим, и Nature не принял у Гейма соответствующую статью. Зачем вообще целенаправленно бороться с лженаукой, ставить палки в колеса альтернативным точкам зрения? В конце концов есть институт рецензирования научных статей, разве его недостаточно?

– Наиболее яростные нападки на комиссию исходят от воров и коррупционеров. Жалобы на ограничения свободы поиска со стороны комиссии вообще не имеют никаких оснований – мы не занимаемся ни оценкой, ни сертификацией текущего научного процесса. Всё наше внимание обращено на защиту бюджета от воров, входящих в сговор с чиновничеством (это очень удобно: при списании денег, растраченных на абсурдный проект, приговариваются слова – «учёный имеет право на ошибку», «мы финансировали смелые шаги за горизонт» и т.д.) Все отрицательные заключения нашей комиссии относились к заведомо вздорным притязаниям, таким, которые нарушают незыблемо установленные законы природы: закон сохранения энергии, импульса, момента импульса и др.

Что на сегодняшний день представляет собой Комиссия по борьбе с лженаукой? Какие учёные в неё входят? Кто и как им сигнализирует о появлении той или иной лженаучной теории, технологии? Как они должны реагировать? Есть ли у комиссии стратегия, тактика борьбы?

– Исходно комиссия возникла как реакция научной общественности на вскрывшиеся в начале 90-х годов факты расхищения бюджета в его закрытых статьях под предлогом финансирования секретных «научных» проектов, якобы обещавших для СССР небывалые преимущества, прежде всего в области вооружений и скрытой связи. Но в дальнейшем авансы организаторов этих проектов распространились на все области народного хозяйства и на здравоохранение, включая, например, анекдотические обещания решить продовольственную и жилищную проблемы путём полевого воздействия на граждан, в результате которого у них резко снизится потребность в пище и в жилой площади.

Члены комиссии следят за появлением заведомо вздорных течений в близких им науках, следят за сообщениями СМИ и правительства. Комиссия всегда настаивала на том, чтобы все наукоёмкие и дорогие проекты проходили экспертизу со стороны РАН. Однако это систематически обходится властями, так что нам зачастую приходится вмешиваться в уже принятые программы. Но всё же иногда мы получаем прямые задания от правительства или Совета Безопасности. Кроме того, мы всю историю комиссии воевали за право публиковать наши заключения в «Российской газете» (правительственной). Последнее время она начала уделять нам внимание.

Как Комиссия по борьбе с лженаукой трактует само понятие «лженаука»? Есть ли чёткое определение?

– Очень коротко: лженаукой мы называет всяческие притязания на «новое слово», противоречащие твёрдо установленным законам и фактам. Истинно новое не может входить в противоречие с фактами. Новая теория может расширять и дополнять старую, которая выступает теперь в качестве частного случая новой, более общей теории.

Лженаука – это в основном российская проблема? Если нет, то в чём её страновые особенности, в частности российские?

– Разумеется, на Западе тоже есть лженаука, но она никогда не финансируется из государственного бюджета (за редчайшими и мелкими исключениями, относящимися к военной секретной сфере). За границей имеются общественные организации, воюющие против мистики, предрассудков, очевидной лженауки.

Например, Фонд Джеймса Рэнди – знаменитого американского иллюзиониста и просветителя. Он учредил фонд, готовый выплатить миллион долларов любому претенденту, который продемонстрирует комиссии фонда в условиях корректно поставленного научного эксперимента любое «паранормальное чудо» из длинного списка – медиумизм, телепатия, телекинез, левитация, ясновидение, лозоходство и т.д. и т.п. За два десятка лет через комиссию фонда прошли многие сотни претендентов, и никто не взял приза.

Борьбой за этику и чистоту научных исследований занимается само научное сообщество.

Существуют критерии научности того или иного метода или теории. Почему же так сложно уличить лжеучёных?

– Критерии имеются, и они весьма чётки. В большинстве случаев лженаука определяется мгновенно. Уличить лжеучёных трудно, потому что они зачастую используют любые средства для самозащиты – ложь, подлог, клевету. Например, Петрик заявлял, что мы подкуплены врагами России, при этом указывал суммы и заказчиков. Нас с Кругляковым он объявил педофилами! Кроме того, лжеучёные часто бывают людьми с психическими сдвигами – истериками, психопатами, параноиками, а этот контингент может внушать доверие на телевидении, которое падко до представлений. Труднее всего разоблачать недобросовестного профессионала, фальсифицирующего результаты исследований. Но это очень редкие случаи.

Насколько весомый орган Комиссия по борьбе с лженаукой? Её решения могут повлиять на что-то реально?

– До сих пор мы представляли собой в основном «бумажного тигра» – мы не имеем никаких рычагов и даже надёжного выхода в прессу. На ТВ нас приглашают для потешных боёв с «экстрасенсами», которые, как профессионалы шоу-бизнеса, гораздо интереснее для публики, да и много опытнее нас. К тому же нас на ТВ постоянно обманывают при монтаже – выбрасывают важные высказывания, оставляя нас в дураках. Положение начало меняться в самое последнее время, после того, как из Думы убрали Петрика и Грызлова, а Путин гласно одобрил нашу деятельность. Мы впервые получили запрос от Совета Безопасности представить ему наше видение проблемы лженауки. Наконец, новый президент РАН – член нашей комиссии.

Готовы ли вы к судебным тяжбам?

– У нас уже были два тяжёлых и длительных процесса с Петриком, которые нам удалось выиграть. Мы не обольщаемся, могло кончиться иначе, если бы не произошли указанные выше изменения. Разумеется, новые законы о «клевете» представляют собой прямое ограничение свободы слова. В настоящее время комиссия опять привлекается к суду богатой околомедицинской фирмой, о действиях которой мы писали в бюллетене «В защиту науки» (см. БВЗН № 11 за 2012 г. статью Кочаровского). Самое трудное состоит в том, что суды требуют огромных денег, которых у нас нет, – наша комиссия действует на общественных началах!

Как быть с гуманитарными науками? Это с одной стороны самое обширное поле для лженауки, а с другой – в них действительно трудно установить истину, ведь они априори базируются на огромном количестве интерпретаций.

– И тем не менее во многих случаях очевидный вздор можно разоблачить. Например, так было с «новой хронологией» академика Фоменко. Разумеется, в точных науках отделить истину от вздора проще.

Как новый руководитель будете ли модернизировать Комиссию по борьбе с лженаукой? Что в неё привнесёте нового?

– Нынешний состав комиссии решением Президиума РАН от 26.02.2013 года существенно обновлён, и в настоящий момент насчитывает 46 членов. Из них 32 – академики и члены-корреспонденты РАН, 7 докторов наук и 4 кандидата. В этот раз впервые в комиссию включены персоны неостепенённые: журналист А.Г. Сергеев, организатор клуба научных журналистов, а также «артист оригинального жанра» – Ю.Г. Горный (Яшков), давно сотрудничавший с нашей комиссией в делах по расследованию ныне крайне популярных сообщений о чудесах «эзотерики».

В целом за 15 лет существования комиссии спектр её задач не изменился, хотя со временем центр нашего внимания перемещается. Традиционно комиссия выполняет свою главную государственную антикоррупционную функцию. Из последних громких дел – победа над наглой попыткой расхищения гигантской суммы из государственного бюджета под благовидным прикрытием «наукоёмкой инновационной» программы «Чистая вода», на которую первоначально планировалось потратить 15 триллионов рублей! Сегодня эта опасность отступила, и можно, по крайней мере, перевести дух. Если первым объектом внимания комиссии была организованная преступность под флагами лженауки и фальсификации технических характеристик, то вторым неизменным предметом была как организованная, так и спонтанная спекуляция на народной вере в науку в области медицины. Предметом особого внимания комиссии служит также научная этика и вопрос чистоты рядов научного сообщества. Это в свете последних скандалов с фальсификацией диссертационных работ и плагиатом особенно актуально.

По вашим оценкам, много ли в России лжеучёных? Где они в основном базируются? В частных компаниях, в провинциальных вузах?

– Да, очень много. Смотрите лженаучные сайты в интернете. Есть они всюду. Существуют просто преступные компании, профессионально обманывающие людей надеждами на излечение и т.д. Есть безобидные амбициозные фантазёры, есть поклонники инопланетян и пр. Лженаучные фантазии неискоренимы, но нельзя, чтобы они приобретали характер преступного бизнеса, подрывали бы бюджет и, как сорняки, заглушали истинную науку.

По-вашему, как нужно и нужно ли наказывать лжеучёных?

– Надо рассматривать каждый случай. Если изобретатель вечного двигателя решил отомстить своему критику и убил его – одно дело. Если этот же изобретатель «распилил» миллиард рублей бюджета – другое дело (ясно, что ему место в Думе или в правительстве). Вот, например, генерал Валерий Меньшиков, глава Государственного космического центра им. Хруничева, который поставил на спутник «Юбилейный» «торсионный безопорный двигатель», который должен был разгонять спутник без выброса массы (в противоречии с фундаментальным законом механики), будет ли он наказан – при том, что он поставил этот «двигатель» в обход комиссии РАН и при том, что каждый килограмм веса на спутнике обходится в десятки тысяч долларов? Генерала обманули мошенники, которые уж точно не будут наказаны, поскольку у них прочные связи в спецслужбах.

РЕЙТИНГ

4.71
голосов: 24

Галереи

Победа Владимира Фортова

29 мая 2013 года состоялись выборы нового президента Российской Академии Наук. Заседание, на котором были оглашены результаты выборов, вёл академик Александр Андреев, а объявлял итоги академик Анатолий Григорьев. Было выдано 1314 бюллетеней, из урн для голосования извлекли 1313. Для победы достаточно было набрать 50% плюс 1 «за». Голоса академиков распределились так: за Владимира Фортова 766 голосов, против 484, воздержались 63. За Жореса Алфёрова 345 голосов, против 891, воздержались 77. За Александра Некипелова 143, против 1091, воздержались 79. Таким образом, абсолютным победителем стал директор ОИВТ РАН, физик Владимир Фортов. Он пришёл на смену Юрию Осипову, возглавлявшему РАН с 1991 года. Новоизбранный глава Академии был объявлен действующим немедленно (хотя его ещё должен утвердить в должности президент России) и произнёс краткую «победную» речь.

10 фото

Обсуждение