Наука и технологии России

Вход Регистрация

Наука и общество: есть контакт?

Информированность общества о том, что происходит в российской науке, довольно низкая, свидетельствуют результаты социологических опросов. Да и среди учёных, работающих в одной области, немного найдётся тех, кто знает, чем занимаются исследователи другого, не смежного, научного направления. Как пробудить в людях интерес к науке, в каких формах лучше популяризировать её достижения, какова здесь роль государства, бизнеса, СМИ и самих учёных, обсудили участники круглого стола, организованного Министерством образования и науки РФ.

Круглый_стол_Минобрнауки Меры по совершенствованию информационного взаимодействия науки, общества, бизнеса и СМИ обсудили участники круглого стола, организованного Минобрнауки России


Юлия_Пономарёва
Юлия Пономарёва: Минобрнауки России готово быть стыковочным звеном между учёными, научными институтами и СМИ

Стыковочное звено

Болевые точки в коммуникациях между наукой и обществом обозначила заместитель директора Департамента информационной и региональной политики Минобрнауки России Юлия Пономарёва. Если ранее, по её словам, все знали о наших выдающихся учёных, то сейчас «с точки зрения коммуникаций, средств массовой информации, наука у нас потеряла некую персонифицированность».

Одна из самых больших проблем – ориентация журналистики на информационно-развлекательный формат. «20–25 лет назад издания были в научном плане более компетентными, – сказала Юлия Пономарёва. – И, может быть, даже читатели и зрители были более компетентными». Да и некоторые учёные, по её мнению, «в какой то степени потеряли навык общения с прессой, непосредственно с журналистами – у них не получается в доступной форме донести информацию о своих исследованиях». Мало представлены в СМИ молодые учёные, которые могли бы интересно рассказывать об исследованиях.

Для разных аудиторий общества нужны разные модели донесения информации о науке, подчеркнула замдиректора департамента Минобрнауки.

Министерство, реализующее немало программ поддержки науки, готово, по её словам, быть «стыковочным звеном» между учёными, научными институтами и СМИ.

Открытость к сотрудничеству декларировал и заместитель руководителя Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Григорий Сенченя. Департамент использует разные инструменты поддержки и популяризации науки и инноваций. Это фестивали науки и научного кино, научные кафе, где учёные встречаются со студентами. Это и поддержка инновационных кластеров и технологических платформ. Это и созданный осенью прошлого года Центр инновационного развития Москвы, который помогает начать и развить наукоёмкий бизнес на территории столицы. Популяризация инноваций в СМИ происходит более активно, чем освещение научных результатов, полагает Григорий Сенченя.

Что думают о науке россияне

Позитивный фактор, определяющий представление о науке в массовом сознании, – это понимание нашими гражданами необходимости тратить на неё деньги, даже она не приносит «непосредственной пользы», сказал Борис Головачёв, руководитель социологических исследований, проведённых на основе опросов населения и глубинных интервью с представителями целевых аудиторий по заказу Минобрнауки. Негативный фактор – недостаточность средств, выделяемых на науку. При этом «растёт доля людей, которые считают, что денег на науку выделяется достаточно», отметил социолог. Но «если наука не предъявит каких-то ярких результатов, то может возникнуть обратная реакция».

Негативный фон для популяризации науки создают и представления людей о том, что внедрение научных результатов в российскую экономику происходит медленнее, чем в развитых странах. Уровень нашей науки по сравнению с зарубежной оценивается достаточно высоко, а вот эффективность научной деятельности в России, по мнению респондентов, ниже, чем на Западе.

Осведомленность населения о достижениях российских науки низкая, выявило исследование. Если о медицине и космосе люди кое-что знают, то о других сферах науки: физике, биологии, математике – практически ничего.

40% респондентов наука вообще не интересует. Медицина привлекает внимание около 30% опрошенных, космос и астрономия – немногим более 15%, новые виды вооружений – примерно 10%.

«Сначала нужно стимулировать интерес к науке, а потом уже рассказывать о её достижениях», – уверен Борис Головачёв. При этом, как показали глубинные интервью со специалистами, никакой систематической деятельности по популяризации науки не ведётся. И чтобы не потерять юное поколение, пробуждать к ней интерес надо со школы.

Не менее важно повышать качество научной журналистики – его целевые аудитории оценивают невысоко, отмечая «критический дефицит квалифицированных научных журналистов».

Чем засеяно медиа-поле

Предварительными итогами анализа отечественного медиа-пространства применительно к российским инновациям и научно-техническим достижениям поделился Тарас Вархотов, доцент кафедры философии и методологии науки философского факультета МГУ. С января по середину ноября 2013 года аналитики, по заказу профильного министерства, изучили около 150 тысяч публикаций, в той или иной степени затрагивающих тематику науки и технологий. Статистический анализ вёлся по выборке из 7 тысяч публикаций, а подробный контент-анализ – по одной тысяче. Выяснилось, что только 7,5% публикаций научно-технологического медийного поля рассказывают о работе наших учёных и технологов, остальные – об исследованиях либо зарубежных, либо без указания места их проведения.

Наука, техника, технологии в российских СМИ «содержательно недоосвещены», а представленная информация во многом является побочным продуктом работы пресс-служб организаций, занятых научной деятельностью. Интернет-публикации составляют 2/3 от их общего их числа; более половины из них – это перепечатки других СМИ. Иначе говоря, доля оригинальных публикаций не превышает 25%.

Из 98 репрезентативных изданий было отобрано 20 наиболее активных СМИ, которые профессионально и регулярно пишут о науке, технологиях, инновациях. В их числе информационные агентства (РИА Новости, ИТАР-ТАСС), федеральные газеты и журналы («Российская газета», «Ведомости», «Коммерсант», «Наука и жизнь», «Эксперт»), издания научного сообщества (газета «Поиск»), интернет-порталы (Nano News Net, Газета. ru, Полит.ру, CNews, STRF.ru)».

«По большому счёту, информационное поле не специализировано. Те СМИ, которые должны за него отвечать, вклад вносят незначительный, тащат его на себе федеральные издания», – констатировал Тарас Вархотов.

«Достижения российских учёных являются центральным предметом в 5% публикаций, – обратил внимание аналитик. – Ещё 5% – это достижения российских организаций».

Остальные 90% материалов относятся, скорее, к освещению финансово-хозяйственной деятельности организаций.

Анализ научно-популярных изданий показал, что большая их часть, как это ни парадоксально, «вообще не участвует в формировании общего информационного поля науки и образования». В основном они публикуют информацию о зарубежных открытиях.

Ещё одно наблюдение по прочтении тысячи отобранных материалов: «устойчивой системы содержательного восприятия российской науки и технологий не существует».

Мало внимания, по словам Тараса Вархотова, СМИ уделяют непосредственной работе учёных. Да и самих спикеров, цитировавшихся в пяти и более публикациях, оказалось всего 20, из них учёных – примерно половина.

Учёных, которые могут интересно и доступно рассказать о науке, мало, подтвердила Светлана Попова, главный продюсер журнала в «Мире науке» (русскоязычной версии Scientific American) и медиа-холдинга «Очевидное – невероятное». Но если журналисты умеют с ними работать, можно сделать «прекрасные материалы», популяризирующие науку. Для телевидения и интернет СМИ, по её мнению, предпочтительнее небольшие, 3–5-минутные, форматы, и пора бы уже делать из материалов «выжимку на 140–160 знаков для мобильных систем».

А воз и ныне там?

«У нас кризис коммуникаций», – заявил Иван Дементьев, руководитель проектов направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов. По его мнению, в обществе в целом и «в консервативных институтах обществах, таких как образование и наука», за исключением лидеров, «нет понимания системной роли коммуникаций как таковых». Представитель АСИ убеждён: «нужно строить систему эффективных коммуникаций в широком смысле, когда учёный, журналист и человек из бизнеса могут на одном языке в одном месте по понятным топикам общаться». Идея хороша, но не нова. Кто хочет этим заниматься, доносить знания до общества, тот такую систему и пытается создать.

«Нужно просто работать, понять, из чего состоит это общество, какие у него ключевые аудитории и как доносить до них информацию», – заметил Константин Киселёв, генеральный директор ООО «Парк-медиа».

Государственную политику в области развития науки и техники освещает портал компании STRF.ru. На нём же популяризируются результаты исследований учёных. За четыре года опубликованы иллюстрированные статьи и интервью о 394 российских лабораториях (около трети из них содержат видеосюжеты). Информация для учёных представлена в двух научных журналах: Acta Naturae (входит в Web of Science) и «Российские нанотехнологии». Научно-популярные новости – в русскоязычном лицензионном издании британского журнала New Scientist.

Одна из форм коммуникаций сектора исследований и разработок с властью и обществом – проводимые ООО «Парк-медиа» тематические круглые столы (их за пять лет было порядка 200). Для коммуникаций студентов сейчас создаётся специальный сервер. Компания в течение двух лет участвует в проведении Всероссийского студенческого форума, на котором с этого года презентуются и поощряются научные проекты. Совместно со столичным Департаментом науки, промышленной политики и предпринимательства уже третий год реализуется проект InnoStar, в рамках которого молодые учёные и инноваторы учатся презентовать свои проекты.

Популяризацией науки, технологий и инноваций и вовлечением талантливой молодёжи в эти сферы деятельности занимается Открытый университет Сколково, привлекая студентов старших курсов и аспирантов первых двух лет к двухлетним программам дополнительного образования. Он сотрудничает с другими институтами развития, техническими вузами Москвы, Санкт-Петербурга и Томска, а также с зарубежными партнёрами, сообщила заместитель исполнительного директора ОтУС Екатерина Морозова. Задача – сориентировать слушателей, «как из их научных исследований можно сделать проект прикладного характера и дальше их проект коммерциализовать». Так, в 2013 году был запущен курс «Генерация идей» c использованием ТРИЗ, дизайн мышления, форсайт-игры. На курсе «От идеи к бизнесу» изучаются вопросы, связанные с идентификацией объектов интеллектуальной собственности и её защиты, моделями коммерциализации РИД и видами планирования. Пробуждать интерес к науке призваны такие проекты, как конференции в стиле TED и Международный фестиваль актуального научного кино 360°, соорганизатором которого является ОтУС.

Эксперты предлагают

Налаживанию коммуникаций между наукой, бизнесом и стейкхолдерами способствуют технологические платформы, напомнил директор РФТР Михаил Рогачёв. Однако освещение их наработок в СМИ «достаточно фрагментарное». Повысит качество коммуникаций, по мнению Михаила Рогачёва, развитие новых форм продвижения информации о науке в прессе и устранение псевдонауки, особенно с телеэкранов.

В условиях конкурентной борьбы сделать это не так-то просто даже на государственных телеканалах, отреагировал на последнюю часть предложения директора РФТР Игорь Плотников, директор по развитию ООО «Регион-Информ».

Как руководитель исследовательской группы, он представил итоги ещё одного исследования, по итогам которого предложены меры по совершенствованию коммуникаций в системе: «государство – бизнес – наука – общество».

Государство должно сформулировать «национальный запрос на исследования и разработки» и после общественного обсуждения реализовать его в виде федеральных программ, законодательства, стратегии развития науки, грантов, контрактов, стимулируя тех, «кто откликнуться на этот запрос готов».

Игорь_Плотников
Игорь Плотников: «Роль исследователя XXI века должна быть очень ярко представлена во всём медийном поле в разных форматах»

Научным учреждениям, по мнению Игоря Плотникова, надлежит публично отчитываться, как проведённые исследования «отражаются на обороне и безопасности нашего общества, на развитии социальных систем и институтов – образования, здравоохранения, культуры, транспорта, энергетики, экологии и других, на повышении конкурентоспособности отечественной экономики, на развитии мировой науки и международного престижа страны». Изучив сайты 1000 научных и научно-образовательных организаций, получающих бюджетное финансирование, аналитики пришли к выводу, что по контенту более 60% из них не понятно, чем занимается учреждение.

У представителей бизнеса возникают затруднения в общении с научными организациями, поэтому им подчас легче купить разработку на Западе или создать её своими силами, отметил руководитель группы исследователей. Научные организации должны иметь план маркетинговых коммуникаций, научиться «упаковывать» и рекламировать свои разработки и, в конечном счёте, – коммерциализировать их. А бизнесу, в том числе его общественным организациям (РСПП, «Опоре России», «Деловой России»), рекомендуется афишировать, какие учёные и конструкторы участвовали в том или ином реализованном инвестиционном проекте – будь то построенный мост или завод.

Государству предлагается самыми разными способами «стимулировать общественно-просветительскую, популяризаторскую деятельность научных учреждений» и, возможно, даже координировать её. Одна из идей Игоря Плотникова – создание «общедоступных лабораторий, где большое количество обычных людей, молодых и не очень, могли бы принимать участие в научных исследованиях, каких-то опытах, экспериментах, проявлять свой интерес к жизни с помощью учёных». И наконец: «роль исследователя XXI века должна быть очень ярко представлена во всём медийном поле в разных форматах – журнальных, телевизионных, лично – через премии и награды. Тот, кто реально что-то делает в науке, достигает результата, должен становиться героем для современных медиа».

РЕЙТИНГ

3.17
голосов: 29

Обсуждение