Наука и технологии России

Вход Регистрация

Науке требуется импортозамещение

Ухудшение международной обстановки, возможно, затруднит сотрудничество российских и зарубежных учёных. Нужно ли уже сейчас озаботиться созданием прорывных научных проектов с государственным финансированием внутри России, в том числе проектов уровня мегасайенс, чтобы обеспечить конкурентоспособность нашей науки и технологическую независимость страны? Об этом STRF.ru расспросил молодых учёных – тех, за кем будущее.

Павел Ковалёв, заместитель заведующего кафедрой «Металлургические технологии» Санкт-Петербургского политехнического университета, доцент, кандидат технических наук:

– Нынешняя внешнеполитическая ситуация диктует необходимость полного импортозамещения как страховки от разного рода санкций и сворачивания международных контактов в области науки и технологий. Я, как учёный-металлург, хотел бы высказать своё мнение о ситуации в нашей отрасли.

Для повышения конкурентоспособности нашей металлургической науки необходимо уже сейчас создавать государственные крупные научные проекты по разработке новых прорывных металлургических технологий, причем в жёсткой кооперации «ВУЗ (исследовательский институт) – отраслевой прикладной институт – промышленная компания».

Павел_Ковалёв
Павел Ковалёв

Для того чтобы разработки учёных вузов и отраслевых институтов в области новых материалов и технологий быстрее внедрялись в промышленности, государству в рамках новых крупных научных проектов уже не придётся убеждать или принуждать металлургические комбинаты и машиностроительные предприятия к более тесному сотрудничеству с научными учреждениями. В том время как сейчас промышленные предприятия недостаточно активны в рамках научных разработок, поскольку их основная цель – это снижение себестоимости единицы продукции, уменьшение трудозатрат и энергозатрат, а также увеличение объёмов производства. На предложения по разработке новых, более эффективных и инновационных типов продукции и технологий они смотрят «сквозь пальцы», мотивируя это сокращением плановых бюджетов на НИОКР.

Для обеспечения хотя бы внутренней потребности государства в высококачественных нержавеющих марках стали, из которых изготавливается большое количество ответственных узлов и механизмов для энергетического машиностроения, нам необходимо модернизировать существующие и создавать новые металлургические и машиностроительные производства. (К слову, подобное было сделано в своё время в Китае.) Пока же мы закупаем большую часть нержавеющей стали в Германии, США и Китае – в России она производится в недостаточном объеме. В связи с событиями на Украине и, в частности, остановкой заводов в Краматорске, которые были ориентированы на российский рынок, необходимо оперативно изыскивать возможность производства аналогичной продукции в нашей стране.

Ещё одна задача, которую надо решать государству и которая уже начала решаться, – повышение престижа инженерных специальностей, в особенности в области металлургии и машиностроения. Российская наука и промышленность пока ещё остро нуждаются в высококвалифицированных инженерных кадрах.

Николай Пакулин, старший научный сотрудник Отдела технологий программирования Института системного программирования РАН, кандидат физико-математических наук:

Николай_Пакулин
Николай Пакулин

– На мой взгляд, международное научное сотрудничество и создание крупных отечественных проектов не противоречат друг другу.

Уже стало общим местом, что современная наука – это наука коллабораций, совместных исследований и проектов. Ещё одна банальность: число исследователей в России составляет считанные проценты от общемировой армии учёных, поэтому замыкание в собственных границах неизбежно приведёт к отмиранию целых направлений – просто не хватит сил на развитие всего спектра научных тем. Поэтому, по моему мнению, необходимо во что бы то ни стало развивать международное сотрудничество, особенно в фундаментальной науке.

Однако помимо международных связей следует обратить внимание на осмысление и решение проблем, затрудняющих практическую реализацию научных идей в России. Некоторые видят проблему в отсутствии отраслевой науки, инженерных кадров, конструкторских бюро. Не согласен – всё это у нас есть, и я лично знаком с такими людьми. Другое дело, нет взаимодействия. Сейчас очень важно выстраивать коммуникации между представителями всех цепочек создания новых продуктов внутри страны – сообщества, которые должны подхватывать идеи науки и доводить их до конкретного результата. Решение этой коммуникативной задачи само по себе должно рассматриваться как национальный проект.

У крупных интеграционных проектов есть ещё одна задача – обеспечение технологической безопасности страны. Как показали санкции, отечественные производства крайне уязвимы из-за импорта готовых технологических решений.

Если взять мою научную область, computer science, то в ней дела обстоят более-менее неплохо. Здесь стоит поддерживать и развивать крупные проекты по созданию национальной программной платформы и созданию собственной базы для автоматизации самых разных систем, от управляющих контроллеров до электронного правительства и электронного документооборота. Почему речь именно о программной платформе? Необходимо задать базу для всей отрасли: если операционная система вам неподконтрольна, то и риски безопасности высоки, и отставание по внедрению технологических новинок неизбежно. Тут нет нужды изобретать операционную систему «с нуля» – это очень дорого и потребует много времени. Пусть работы ведутся на основе Linux, системы с открытым кодом. В нашей стране есть компетенции в этой области, высокопрофессиональные коллективы. Платформы на базе Linux позволят «закрыть» самые разные сектора применения компьютеров, от офисных компьютеров до систем управления реального времени. При этом важно стандартизировать все работы по созданию национальной операционной системы, включая пакеты приложений и базы данных, выстроив целостную экосистему.

Резюмируя, хочу ещё раз отметить, что необходимо поддерживать как международную кооперацию, так и развивать внутренние крупные проекты. Критически важно простраивать цепочки от лабораторий до заводов в мегапроектах, направленных на создание новых продуктов и технологий, иначе может получиться, как в Великобритании, где инвестиции в науку большие, а большая часть отдачи, большинство внедрений – за океаном.

Максим Мокроусов, к.ф.-м.н., научный сотрудник Института космических исследований РАН, лауреат премии Президента РФ 2010 года в области науки и инноваций для молодых учёных:

Максим_Мокроусов
Максим Мокроусов

– На взаимодействие учёных международная обстановка не повлияет – они выше этого. Политика – политикой, а учёные, которые хотят общаться друг с другом на международном пространстве, продолжат это делать. Лично я ничего не заметил: мы как работали с NASA, с учёными по космической тематике, так и работаем. Это удивительно для всех: когда мы садимся дружески пообщаться с учёным-«насовцем» и затрагиваем политику, они честно признаются, что всё это дурдом – с их стороны. Какие санкции? От этого страдают и они тоже. Вот как, например, санкции бумерангом бьют по Европе. У нас совместный с Европейским космическим агентством проект – ExoMars, два спутника и один посадочный аппарат на Марс. Американские «партнёры» регламентируют разрешение или запрет закупок электронных комплектующих: условно говоря, Европа пишет в госдеп США бумагу о том, что хочет закупить у них такую-то микросхему.

И теперь госдеп находится в параноидальном состоянии: как только они видят в какой-либо графе надпись «Россия», они сразу же накладывают запрет и на европейскую часть проекта тоже. Но дело в том, что весь ExoMars запускается с космодрома Байконур на наших «Союзах»-«Протонах»! И сейчас Европа договаривается с Америкой, а мы стоим и со стороны наблюдаем за этим, ухмыляясь.

Что касается крупных научных проектов, нужно понимать, что именно государственное финансирование всегда было, является и будет основным финансированием всей науки, потому что ни о какой коммерции речь, как правило, не идёт. В фундаментальной науке никаких краткосрочных перспектив насчёт финансовых выгод нет, поэтому достаточно глупо привлекать к этому коммерческий сектор.

Поэтому амбициозные национальные проекты, как это было в Советском Союзе, точно должны быть. Ещё несколько лет назад их было совсем мало, но сегодня ситуация стала меняться – это вопрос выживания нашей страны, нашей нации.

К чему далеко ходить за примерами? В связи с санкциями в нашей области запретили покупку электронных комплектующих для космоса за рубежом. Не секрет, что в российской микроэлектронике лет 5–8 назад был почти полный провал, но сейчас отечественная микроэлектроника стала развиваться благодаря богатому финансированию Минобороны: это вопрос национальной безопасности, ведь электроника используется и на космическом, и на военном оборудовании, для самолётов и ракет. Такие области должны быть внутри страны, иначе в любой критический момент мы можем остаться ни с чем. Тем более что микроэлектроника – это прорывная область, где мы можем и должны лидировать. По многим направлениям мы ещё находимся на мировом уровне, и пора прорываться вперёд. А пока то, что я вижу сейчас, – отсутствие общего вектора. В разных областях народ разрабатывает то, что, как им кажется, нужно. Но стоит только попытаться собрать всё это вместе – ничего не получается. Надо, чтобы все научные достижения приходили к общему знаменателю, и в результате получался хороший, прорывной продукт.

А пока люди, занимающиеся организацией науки, дерут одеяло в разные стороны. Поэтому государство должно сформировать общую мысль, чтобы по разным академиям не устанавливали сами себе цели. Неудивительно, что многие в последние годы воспринимали науку как «зарабатывание» денег: люди «осваивали» гранты без какой-либо отчётности. Мне кажется принципиальным ввести отчётность, потому что, как только ослабляется контроль, начинается вакханалия. Поэтому, когда вместо РАН ввели ФАНО, я подумал, что это было сделано ради того, чтобы появился отчётный орган. Прежде академики сами ставили себе цели, говорили государству, сколько им надо, делали некие проекты и сами же перед собой отчитывались. Как вам это нравится?

РЕЙТИНГ

3.11
голосов: 19

Обсуждение