Наука и технологии России

Вход Регистрация

Прямое включение

Некоторые исследователи науки утверждают, что Зигмунд Фрейд произвёл настоящую революцию в головах, выдвинув теорию, что человек  не является хозяином собственных мыслей, а лишь слепо блуждает в мощных гравитационных полях своего подсознания. Неужели дедушка Фрейд был прав, и, принимая «осознанные» решения, человек может сильно промахнуться? Например, если речь идёт о выборе профессии. Может быть, физические параметры нашей мозговой активности, которые реально измерить уже сегодня, смогут значительно облегчить бремя выбора? Или это верный путь к очередному «сословному» делению человечества?  Эти вопросы обсуждали эксперты в области нейропсихологии и образования в ходе дискуссии, состоявшейся в рамках форума «Открытые инновации-2015».

Павел Лукша, профессор практики Московской школы управления Сколково, член Экспертного совета Агентства стратегических инициатив:

Павел_Лукша

«Моя позиция относительно возможностей генома и коннектома определять предрасположенность человека к профессии достаточно скептическая. Эти факторы работают в условиях, когда ресурсы человека выведены на предел (как на Олимпийских играх). В этих случаях естественные физиологические предрасположенности начинают играть роль. Но если мы говорим о среднем уровне, то пластичность человеческого тела и мозга такова, что люди с разными начальными данными могут освоить желаемые для них профессии. Здесь очень часто воля человека и стремление его добиться определённых результатов играют гораздо большее значение, чем предрасположенность. Ряд исследований опровергают необходимость такого рода сканирований, потому что по их данным мы получим больше вреда, чем пользы. А кроме того, давать людям возможность проявить себя и преодолеть какие-то ограничения важнее, чем усиливать эти ограничения.

Более важным мне кажется вопрос не выявления рамок возможностей, а их расширение. Человек на протяжении всей истории опирался не только на свои естественные преимущества, но и на то, что называется «вторая природа», то есть, технологии, позволяющие ему преодолевать различные ограничения. Именно благодаря этому человек попал в космос. У него нет никаких естественных предрасположенностей, чтобы там жить, но люди уже много раз бывали за пределами нашей планеты. Это всё происходит благодаря тому, что появляются технологии, которые позволяют нам преодолевать наши естественные склонности. Подобные технологии, но связанные с когнитивными способностями, мы наверняка будем развивать и дальше. И здесь нужны определенные формы регулирования. Если мы двигаемся в сторону общества, где рутинная работа отходит роботам, а человек становится творцом, надо разбираться, какие технологии приближают к этому человека, а какие нет».

Юрий Кунцев, психолог, директор центра социально-трудовой адаптации и профориентации «Гагаринский»:

Юрий_Кунцев
Юрий Кунцев

«Я по базовому образованию нейрофизиолог, и для меня не очевидно, какие технологии должны применяться для решения такой задачи. Вообще не факт, что в понятии нейронального потенциала, по замеру которого, видимо, предполагается оценивать склонности людей, есть качественное содержание. В современной нейронауке деятельность нервной системы оценивается по некоторым энергетическим параметрам, которые мы можем оценить через электроэнцефалограмму. Но в их генерации участвуют не только нейроны, но и, например, глиальные клетки. Это показывает, что те индикаторы, которые обычно измеряются при оценке деятельности нервной системы, как правило описывают только небольшую часть работы мозга.

Мозг устроен как двухэтажная конструкция. Первый этаж – это «механика»: управление телом, органы восприятия и так далее. Второй этаж – это некоторые отделы коры головного мозга, которые отвечают за человеческие черты, произвольное поведение.  И «второй этаж» сегодня не оценивается с помощью физиологических показателей, просто нет таких технологий

Измеряемые сегодня факторы играют роль в отборе кандидатов на профессии, где важную роль играют физиологические особенности человека, такие как умение концентрироваться. Например, машинист электропоезда или оператор воздушного пространства. Там особенности нервной системы напрямую зависят от генетического статуса. Но в отношении таких тонких вещей, как выбор профессиональной деятельности, нет уверенности в том, что особенности генетики или мозговой деятельности напрямую на них влияют. Вообще, по тому, как развивается нейронаука (именно наука, а не технология), похоже, что она дошла до своих пределов. Те нейротехнологии, которые у нас сейчас есть, это прямое следствие результатов, полученных нейронаукой. И пока не будет скачка в нейронауках, скачка в нейротехнологиях тоже не будет».

Ксения Соловьёва, исполнительный директор Молодёжного общества нейротехнологов:

Ксения_Соловьёва

«Вообще проблема состоит в том, что нередко в профессиональном плане человек хочет чего-то такого, к чему он не склонен. В рамках дискуссии мы рассматриваем человека с такой технократической точки зрения – как что-то, у чего есть цель (по аналогии с инструментом). Выход из такой рамки – это признание того, что если мы делаем что-то для нас сложное, это нас развивает, а с другой, если мы будем только развиваться и рушить границы и рамки, это перейдёт в подлинный хаос.

С этой проблемой общество столкнулось давно. Ещё в Древней Греции было противопоставление дионисического начала аполлоническому. Но дионисисты были вытолкнуты за пределы общества из-за того, что бурная жизнь, которую они вели, не позволяла  людям перевести свою деятельность в конструктивное русло. Само общество определяет, насколько каждый человек должен углубляться в своих профессиональных навыках или, наоборот, выходить за рамки профессии. И для эффективного развития нужен баланс. С одной стороны, люди должны проявлять свои предрасположенности, а с другой, меняться и расширять собственные рамки. Иначе существования общества как организма не получится».

Максим Киселёв, доктор социальной психологии, эксперт фонда Сколково:

Максим_Киселёв

«Проект Национального института здоровья США по исследованию коннектома человека  (Human Connectome Project – Ред.), фактически, не пришёл к прямым выводам, какие параметры могут показать предрасположенности человека. Человечество всегда пыталось по объективным или квазиобъективным причинам определить, кому и что делать в этой жизни. Например, древнегреческий поэт Гесиода написал произведение «Труды и дни», где с помощью астрологии пытался объяснить, кому и в чём будет сопутствовать удача. Естественно, в этом желании есть и возможность, и опасность.

Возможность – это помочь человеку с информированным выбором. Я считаю, что этот выбор должен быть безусловно свободным, и ни государство, ни родители не должны давить на того, кто этот выбор делает. Сканирование должно не предопределять, не говорить, что можно лишь так, и никак иначе, а лишь помочь.

Что касается опасностей, тут сразу появляется угроза развития нейроевгеники. Есть опасность повторить историю евгеники, селекции людей, которая стала частью нацистской идеологии. Опасность такого рода существует, потому что кто-то обязательно захочет использовать такие данные для селекции. Конечно, если говорить с позиции научного сообщества, с этим нужно бороться. Возможность конкретного общества противостоять этому будет связана с ценностными механизмами и с тем, насколько в обществе умеют договариваться о том, что устраивает всех».

Андрей Егоров, исполнительный директор Открытого университета Сколково:

Андрей_Егоров

«Я подхожу к вопросу с точки зрения заказчика, а не профессионала в области нейротехнологий. Как обыватель, я могу согласиться с коллегами и сказать, что эти технологии станут доступны даже не через шаг, а через два. С другой стороны, если это будет возможно, мы должны будем уже другими глазами смотреть на вопрос. Система образования коренным образом изменится, и мы не сможем решать, что, ответом на такую технологию может стать такой-то мониторинг и такой-то отбор. Все остальные элементы также будут меняться, и рамки сегодняшнего дня просто не подойдут.

И даже если мы будем знать, у кого какой потенциал, принцип «каждому по способностям» не сработает. Сегодня на профессиональные траектории влияет масса институциональных факторов, такие как политические, конфессиональные факторы. С добавлением нейрокарт система будет не менее сложная».

РЕЙТИНГ

3.75
голосов: 4

Обсуждение

Новости

В России создан препарат от непереносимости глютена

Ген депрессии открыт в российском институте

День в истории: 17 января

В 2017 году вузы получат около 3 млрд рублей на развитие исследовательских коллективов

Самый мощный ультрафиолетовый лазер создан в Китае

Третий понедельник января - самый депрессивный день в году

Кстати,
на
52%
сократились...
Лучник NGC 2017