Наука и технологии России

Вход Регистрация

Пиар гражданского общества

Российское общество, о котором долгое время социологи говорили как об инертном и разрозненном, то и дело взрывается инициативами разрушительного толка. Среди множества подобных проектов, как правило, агрессивных, протестующих против власти с её неувядающей идеологией стабильности, есть вполне мирные, направленные на поощрение гражданской активности в целом. Одна из таких акций – Social Camp – на днях прошла в Москве, в центре современного искусства «М'Арс». Сами организаторы называют её пиаром гражданского общества, а корреспондент STRF.ru пришла на неё, чтобы понять, есть ли смысл в таком пиаре.

Лекции_Social_Camp На лекциях Social Camp слушатели знакомятся с интересными гражданскими проектами

Идея Social Camp возникла в 2009 году у журналиста, нынешнего заместителя главного редактора медиаредакции «Московских новостей» Ростислава Вылегжанина. Изначально проект задумывался как региональный активатор сообществ, чтобы в регионы приезжали интересные и инициативные люди с гражданскими проектами и вдохновляли местных жителей так же бескорыстно сеять «разумное, доброе и вечное». Первый Social Camp был посвящён теме «Интернет для гражданского общества» и состоялся в 2010 году в Кирове – в «родных стенах» Ростислава, где ему было удобнее всего организовать это мероприятие. Выбор пал на Кировскую область ещё и потому, что незадолго до этого на пост губернатора назначили Никиту Белых, известного апологета гражданской активности, для которого вот уже несколько месяцев часть депутатов Госдумы усиленно ищет законный механизм отставки.

Впрочем, Social Camp в Кирове признали успешным, и на организаторов посыпались предложения провести его в других регионах.

В нынешнем году мероприятие планировали устроить в Твери, в центре современного искусства TverCa, где оно проходило и в прошлом году, но буквально накануне правительство Тверской области перекрыло финансирование центру, из-за чего он прекратил своё существование.

Проект переместился в московский центр современного искусства «М'Арс».

Таким предстал перед столичными посетителями типичный день из жизни «социального лагеря»: в одном зале рассказывали про краудфандинг, в другом – об альтернативной электронной почте, в третьем – о сборе средств на гражданские инициативы с помощью электронной платёжной системы «Яндекс.Деньги». Через час в тех же залах речь шла уже о корпоративном волонтёрстве, успехах Гринпис и партизанских стратегиях. На столах в фойе были разложены листовки с призывами для велосипедистов России – «Let’s bike it!», портмоне с корпоративной символикой, краткие пособия по общению с сотрудниками правоохранительных органов и треугольные тетрадки, которые можно было приобрести, внеся свою лепту в общее дело. А лучше – сразу несколько «лепт», потому что именно таким был номинал неформальной валюты Social Camp. О том, как этот проект влияет на развитие гражданского общества России, нам рассказали идейный вдохновитель Social Camp Ростислав Вылегжанин и его верная помощница Татьяна Каргина.

Как вы поняли, что пришло время проектов, которые активизировали бы гражданскую активность?

Татьяна:

– Специальный мониторинг мы не проводили, но люди теперь постоянно пишут отзывы о том, что для них было полезно, как они благодаря нам нашли партнёров для своих проектов.

Ростислав:

– Это стало очевидным. Сами собой стали появляться интересные гражданские проекты – в первый год мы их разыскивали, привозили «насильно». А теперь их делают уже не некоммерческие организации, а самые обычные люди.

Что это – гражданские инициативы, волонтёрство?

Татьяна:

– Я называю это гражданским активизмом, потому что эти люди – профессионалы, которые отчуждают своё свободное время на общественно важные проекты. Social Camp – тоже такой проект.

Как вы думаете, зачем людям это нужно – «отчуждать» своё время?

Татьяна:

– По моей теории, личность в определённый момент доходит до некой творческой стадии, когда ей становится интереснее не потреблять, а производить и отдавать что-то миру. Это не особенность, а скорее норма. И каждый может с помощью интернета, даже не имея денег, делать жизнь лучше.

Ростислав:

– Если говорить об общей философии, то это теория малых дел и история о том, как вдохновить. Однажды произойдёт качественный скачок, когда подобных активистов, волонтёров, владельцев гражданских проектов станет так много, что среда сама видоизменится и старые механизмы и институции отомрут, не будучи жизнеспособными в этой среде. Путь этот очень длинный, и «акторов» на этом пути много: Social Camp – одна стомиллионная этого процесса.

Вокруг каких тем чаще формируются гражданские проекты?

Татьяна:

– Темы, которые волнуют людей, зависят от региона, где они проживают: для одних это экологические проблемы, потому что в регионе много промышленных предприятий, для других – серьёзные проблемы с коррупцией.

Перенос мероприятия в Москву повлиял на аудиторию и дух Social Camp?

Ростислав:

– Повлиял на меня, как организатора, поскольку я люблю создавать закрытые системы, откуда людям некуда деться, некий плавильный котёл, где они начинают взаимодействовать. В Москве это сделать сложнее, поскольку люди разбредаются и могут воспринимать Social Camp как мероприятие выходного дня.

Пришлось ли из-за этого менять формат?

Ростислав:

– Нет. Мы всегда начинаем мероприятие с общих вещей, чтобы погрузить в контекст, а затем переходим к конкретным проектам – что происходит с электронной демократией, как кризисные ситуации влияют на общество.

Кто-то спонсирует Social Camp?

Татьяна:

– Сами участники. Сейчас развивается краудфандинг и краудсорсинг: если людям что-то нравится, они готовы это поддержать – деньгами, своим временем, навыками. Я сама занимаюсь гражданскими проектами, и иногда у меня опускаются руки, потому что приходится быть очень изобретательным, чтобы организовать в России что-то без денег. Нужно работать с общественными шаблонами, бороться с всеобщей инертностью.

Можно сказать, что Social Camp – это оффлайновая соцсеть?

Ростислав:

– Да. В интернете у каждого есть свой круг общения, и за его рамки человек не выходит. У нас есть возможность расширить эти рамки. На первом Social Camp одна из основных наших целей была как раз всех людей перезнакомить. Так называемый нетворкинг – чуть ли не базовая ценность мероприятия.

Вы сказали, что к вам приходят профессионалы…

Татьяна:

– Выступающие – это успешные практики, у которых уже есть проекты и результаты, и они готовы обменяться опытом.

Ростислав:

– А те, кто приезжает, – это разные люди. Среди них есть те, кто хочет себя применить где-то, но не знает, где и как. Но у спикеров нет никаких преференций, право на голос имеет каждый.

Так называемые акции по формированию гражданской активности стали очень популярными, и некоторые благодаря им становятся известными и за пределами страны. Что вы думаете об этом?

Татьяна:

– Вокруг этого сейчас много информационной «пены». Мой посыл таков: очень хорошо, что произошло резкое пробуждение гражданского самосознания и те люди, которые никогда этим прежде не занимались, взялись за дело. Но гражданский активизм – это не что-то разовое, не поход на митинг раз в 10 лет, не арт-акция. Это каждодневная, рутинная и системная работа.

В программе у вас числятся и Гринпис, и «Яндекс», и Агентство стратегических инициатив. Можно ли это назвать пиаром?

Татьяна:

– В каком-то смысле вся эта конференция – пиар гражданского общества в самом лучшем смысле. «Яндекс», например, презентует инструмент для благотворительных организаций, и тем людям, которые занимаются гражданскими проектами, он будет полезен.

Ростислав:

– У нас есть магистральные темы, а проекты внутри них могут быть разные. В прошлом году у нас был отдельный разговор про платёжные системы – как ими пользоваться. В этом году мы выбрали несколько тематических зон…

Татьяна:

– Есть гражданские инициативы, которые используют интернет, есть электронное государство, экологический активизм, социальная реклама, обустройство городских пространств – урбанистика, гражданская журналистика. К нам приходят журналисты, которые освещают гражданские темы или помогают каким-то организациям.

Ростислав:

– Например, Лёша Торгашев работает в журнале «Русский репортёр», при этом у него есть «Лига свободных городов» – сайт гражданской журналистики. В прошлые годы приезжали Microsoft, Google с предложениями по контекстной рекламе. У коммерческих компаний, которые хотят себя позиционировать как социально ответственные, появляется некий набор сервисов и услуг для некоммерческих проектов. А те об этом, как правило, не знают, что странно. Поэтому мы стараемся их здесь показать.

Для вас это бескорыстный проект?

Ростислав:

– Убыточный.

Татьяна:

– У меня есть несколько проектов, которые в моей жизни чисто волонтёрские, и я делаю их так, как чувствую. И я считаю, что это очень правильно. Когда нет денег на проект, у тебя нет спонсоров, перед которыми есть обязательства, нет необходимости в отчётах. Мне повезло, я работаю в экологической организации, поэтому моя работа и гражданская деятельность гармонично взаимосвязаны.

Ростислав:

– Многие люди работают в рамках сложившихся правил и условий. Лично для меня Social Camp – это возможность разрушить все правила и организовать хаос, из которого потом что-то родится. Мне хочется, чтобы эта история начала жить без меня, чтобы это было нужно не только мне, но и тем, кто к нам приезжает.

РЕЙТИНГ

4.67
голосов: 3

Галереи

Новый московский офис корпорации Google - декабрь 2010 год

Новый московский офис корпорации Google занимает четвёртый этаж бизнес-центра "Балчуг Плаза", практически напротив Кремля. Корпорация, ставящая во главу угла не присутственные часы и дресс-код, а результативность, стремится сделать "конторскую" работу максимально комфортной для сотрудников.
Если рабочая зона на обычный офис ещё хоть как-то похожа (хотя пристальный взгляд заметит то свисающую с потолка плюшевую акулу, то пару разноцветных подушек недалеко от клавиатуры, а компьютеры подбираются по желанию сотрудников - кому Mac, кому PC, кому вертикальные мониторы...), то переговорные и зоны отдыха отделаны по мотивам всеми любимых отечественных сказок, романов и кинофильмов. Столовая с бесплатными завтраками и обедами называется "Самобранка". А самое любимое место сотрудников - "Лукоморье", рекреационная зона с буфетом (в холодильнике можно найти даже пиво - хотя алкоголь здесь не пользуется большой популярностью) и небольшой библиотекой. Дуб зелёный в Лукоморье, кстати, есть, златая цепь тоже.
А если хочется размяться, то можно позаниматься на тренажёрах, понежиться в массажном кресле или поиграть в пинг-понг.

42 фото

Обсуждение