Наука и технологии России

Вход Регистрация

Дирижабль для геологоразведки

В начале ноября «Сколково» поддержало необычный проект по созданию воздухоплавательного электроразведочного комплекса – аэростата, в который встроено специальное геофизическое оборудование разного типа. Он способен находиться в воздухе круглые сутки и со скоростью до 120 км/ч сканировать заданную местность в поисках месторождений полезных ископаемых: от нефти и газа до алмазов и геотермальных источников. Корреспондент STRF.ru пообщалась с одним из руководителей проекта «Аэрокомплексы», Алексеем Ворониным, и выяснила, скоро ли мы увидим в небе над Россией модернизированные дирижабли и каким образом они будут исследовать геологию Земли.

Алексей_Воронин Алексей Воронин: «Опытный образец нуждается в дополнительных разработках»

При упоминании дирижаблей не могу удержаться от ассоциаций с прошлым веком. Вы действительно думаете, что возможна их вторая жизнь?

– Да, кто-то считает этот проект безумным, но ведь на самом деле аэростат – это довольно хороший воздухоплавательный объект для перевозки грузов и пассажиров, который по определённым причинам утратил популярность: появились самолёты, случилась крупная катастрофа. Но дирижабль удобен – в том числе тем, что может работать и в пилотируемом, и в беспилотном виде. На него вполне можно установить тот же ГЛОНАСС или GPS. В отличие от самолётов и вертолётов он способен зависать, снижать скорость, у него нет сильных вибраций, которые могли бы исказить результаты наших исследований. В конце концов, всё равно же используются дирижабли для подъёмов и прыжков парашютистов.

Какое оборудование вы предполагаете использовать для геологоразведки?

– Сразу несколько. Например, гравиметрический комплекс, который измеряет разность плотностей в пластах земли, а также устройство для импульсной электроразведки – импульсы направляются в землю, возвращаются обратно и демонстрируют разность в сопротивлении материалов в пластах. Показания с обоих приборов интерпретируются одновременно, и в результате мы получаем более точную картину.

То есть вы хотите продавать услугу, а не аппарат?

– Хотим оказывать сервис в добывающей отрасли. Нам не нужна массовость – то есть на поток ставить производство не надо. Максимум 3–4 штуки на каждый континент – перспективы на будущее, скажем так. Хорошо было бы иметь филиал на каждом континенте, чтобы по заказу отправлять аэростат, проводить исследования и выдавать бумагу или диск с конкретной информацией: что лежит здесь – на том участке, который нас попросили изучить.

Многие нефтяные компании постоянно занимаются геологоразведкой и пользуются той информацией, которая накопилась со времён Советского Союза – но в советское время были другие технологии, поэтому многие данные нужно переподтверждать.

Может быть, мы пригодимся и для военной отрасли: насколько я знаю, сейчас в Минобороны проходит конкурс, одна из тем которого – поиск термальных источников, грунтовых вод. Наш аппарат это тоже определяет, и это особенно актуально, поскольку в последнее время нередко заходит речь о том, что в ближайшем будущем основным ресурсом будет не нефть, а пресная вода.

Какова вероятность ошибки в разведке?

– Мы используем аэростат как раз для того, чтобы снизить недостоверность результатов. Сегодня, как правило, проводится 3D- и 2D-сейсморазведка: расставляются источники приёма сейсмосигнала – приёмники геофона, проводится взрыв или в землю направляются различные излучения. Сигналы при столкновении с чем-либо отражаются, и приёмники собирают информацию, которую специалисты затем интерпретируют в картинку.

Полёт_дирижабля
Так будет выглядеть исследовательский полёт дирижабля

Мы не можем сказать, что это плохой метод, но он как минимум дорогой – чтобы разведать 100 квадратных метров, нужно от 500 тысяч до миллиона долларов, в зависимости от условий и местности. Наш вариант будет значительно дешевле, поскольку его отличительная особенность – это автономно базируемый пункт управления и сбора данных. То есть мы приезжаем в лес, на опушке разворачиваем комплекс, ставим палатки и готовим аэростат к полёту. Аэростат поднимается в воздух и летит на высоте 50 – максимум 100 метров, чтобы не задеть макушки деревьев, люди же остаются на месте и следят за ним, пока он собирает информацию (максимальная глубина – 5–7 километров). Затем данная информация там же обрабатывается: для этого всего лишь нужны компьютеры с программным обеспечением. Аэростат возвращается и может лететь уже к другому участку. Так что мы, помимо всего прочего, выигрываем в мобильности, автономности и скорости.

А что насчёт безопасности?

– Конечно, сегодня дирижабли нужно заправлять безопасным гелием – это очень текучий газ и для него нужна такая оболочка, которая в разы сократит его пропускание. Этим мы занимаемся отдельно: разрабатываем многослойный материал – ткань с различными пропитками, на которую воздействие ультрафиолета было бы минимальным и которую не могли бы «подъесть» микробы. Всё это сшивается по чертежам специальным сварным аппаратом: в нашей команде есть люди с большим опытом, которые знают, как это делать. В данном проекте я сам начинал с ткани, поскольку я химик, окончил Менделеевский университет по специальности «материаловедение и биополимеры». Я лично подбирал покрытия для аэростата, чтобы ткань была газодержащая и противомикробная. К тому же она сохраняет все свои свойства при температуре до -70 градусов, что как нельзя актуально сейчас, когда новый виток получило освоение арктического шельфа.

У вас уже есть опытный образец?

Дирижабль
Один из опытных образцов – на испытаниях в небе

– Да, но нужна дополнительная разработка. Нашему геофизику нужен большой аэростат, чтобы охватить как можно большие площади и получить с них результат. К примеру, аэростат длиной 50 метров и шириной 10 метров за один раз может покрыть территорию под собой – а это до 500 квадратных метров.

Можно попробовать поднять оборудование в воздух и на двух воздушных шарах или даже установить столбы, растянув контурные петли, регистрирующие источники электромагнитных импульсов, но большой аэростат был бы эффективнее – и для него требуются серьёзные финансовые средства. Комплекс, в который включено всё – и сборка, и изготовление, и система беспилотного управления, и причальное устройство, и палаточный лагерь, – должен стоить 10 миллионов долларов. Может, будет и в два раза дешевле – зависит от размера аэростата, от того, будем ли мы всё разрабатывать в России или купим гондолу за рубежом, а у себя сделаем только оболочку и геофизическое оборудование.

На сегодняшний день вся аппаратура отработана – на алмазах, нефти, газе, воде – и подтверждает свою работоспособность. Гравиметром можно пользоваться и на земле, но это долго, а потому дорого. Мы же хотим показать, что это работает и в воздухе, и надеемся на помощь «Сколково».

Система кажется довольно простой. Неужели её никто прежде не пробовал реализовать?

– Пробовали – не в России и относительно давно. Знаменитая немецкая компания Zeppelin, которая теперь использует дирижабли для туристических целей, пыталась для алмазной компании De Beers, работавшей в Африке, сделать такой комплекс. Но тогда они использовали только один метод – и он был недоработан, не хватало технологий. Поэтому всё сошло на нет.

Проектом занимается одна команда?

– Наша команда едина, но разделить её можно условно на три группы, или части. Первая – это предприимчивые люди, имеющие опыт в предпринимательстве, вторая – это конструкторы и инженеры в области воздухоплавания с образованием и реальным опытом работы в отрасли, третья – это геофизики, изобретатели оборудования.

Когда мы увидим геологоразведочный аэростат в действии?

– Трудно сказать, ведь сегодня первостепенная задача – показать реальность идеи и получить новую оценку нашего проекта, а затем заняться поиском инвестиций и проработкой с потенциальными клиентами.

Пока что у людей очень много сомнений, будет ли наш комплекс работать – во многом из-за смешных ассоциаций с тем самым прошлым веком. Поэтому никто в нашей команде не строит иллюзий – все понимают, что этот проект без поддержки государства реализовать очень трудно. На самом деле я пришёл в компанию, где работает мой отец, как раз для того, чтобы началось движение. И наше резидентство в «Сколково» – это только начало.

РЕЙТИНГ

5.00
голосов: 3

Галереи

Государственный музей истории космонавтики имени К.Э. Циолковского в Калуге

Государственный музей истории космонавтики – первый в мире и крупнейший в России музей космической тематики. Первый камень в фундамент здания заложил 13 июня 1961 года Юрий Гагарин. В создании музея непосредственное участие принимал также Сергей Королёв. Для посетителей музей открылся в 1967 году, с 1979 года имеет статус научно-исследовательского учреждения. С 1966 года проводятся научные чтения памяти К.Э. Циолковского. В экспозиции музея представлена история развития космической техники от первых фантазий до космических аппаратов 1990-х годов. Кроме того, в состав ГМИК входят Дом-музей Циолковского и Культурный центр имени А.Л. Чижевского в Калуге, и музей-квартира Циолковского в Боровске.

36 фото

Обсуждение