Наука и технологии России

Вход Регистрация

Город как нейронная сеть

Евгений Плаксенков – генеральный директор венчурной компании «Российская экосистема инноваций и инвестиций», независимый директор в составе совета директоров холдинга «МИЭЛЬ» и компании «Галс-Девелопмент». Евгений преподаёт в «Сколково», в Финансовом университете при Правительстве РФ и занимается развитием стартапов в сфере недвижимости, фармацевтики, а также информационных технологий.

Евгений_Плаксенков Евгений Плаксенков: «Возникает вопрос о роли человека в будущем – станет ли он экспонатом в зоопарке, которым управляют роботы, или у него вновь будет какая-то особенная роль, как в эпоху Возрождения»

Мы встретились с Евгением в центре Москвы, в кафе у Маяковской, – за творческим обедом, чтобы поговорить о том, что такое город, что общего у Манхэттена и Венеции, а также о том, станет ли человек животным в зоопарке, который обслуживают роботы:

– Первый раз я задумался о концепции развития города ещё 10–15 лет назад, когда мы с коллегами обсуждали стратегию развития Санкт-Петербурга до 2012 года и размышляли над тем, что такое город вообще. Чёткого определения не было, поэтому появилась идея найти некий «генный код», который определяет тип города. Если ты знаешь, к какому типу относится город, то можешь в этой парадигме строить подходящие для него модели развития.

Русское слово «город» означает некое огороженное место, крепость. Как вы считаете, современный российский город сохраняет черты крепости?

– Пожалуй, Россия – единственная из цивилизованных стран, в которой высшее руководство до сих пор располагается в стенах средневековой крепости – самой настоящей, мощной, неприступной, являющейся центральным ядром города. Далеко не все российские города сохранили старые «крепости», но свои «цитадели» остались у многих.

Вы думаете, это плохо?

– Почему же – возможно, сейчас это самая выгодная и эффективная парадигма, основанная на инстинкте самосохранения. Если построить базовую модель устройства города на основе всего трёх элементов, присущих каждому человеку: инстинктов, эмоций и интеллекта, то Город-Крепость – как раз для уровня инстинктов, за которые отвечает самая древняя часть мозга, иногда называемая «мозгом рептилии» и отвечающая прежде всего за самосохранение. Поэтому в начале эволюционного пути человек прятался в пещере и огораживался в «крепости». Если сейчас опять настало время самосохранения, то здесь мы с вами находимся в самой идеальной среде: у нас есть природные ресурсы, есть оружие, чтобы защитить то, что имеем, и есть убежища со «спасительными стенами». Примитивно, но эффективно!

Мы даже привыкли к тому, что «Кремль говорит» – это «говорящая крепость», а не конкретный человек. Может ли это влиять на нашу ментальность?

– Конечно, образ накладывает сильный отпечаток на восприятие и поведение людей. От точного образа зависит, какое впечатление ты получаешь и как реагируешь. «Голос Кремля» – это «древний» голос, рассчитанный на «древнюю», «рептильную» часть мозга, голос, пробирающий до самых примитивных инстинктов. Иногда этот механизм неплохо срабатывает.

Наверное, переход в другой формат сегодня изменил бы для нас многое.

Какой другой формат?

– Например, Город-Дворец – он идеален для эмоционального восприятия людей на уровне так называемого мозга лошади. Эмоциональная составляющая – самый насыщенный слой, богатый, неизученный, сокровенный для человека. Вершиной проявления эмоционально заряженного города-дворца, на мой взгляд, стала Венеция. Она никогда не была крепостью-твердыней, всегда процветала – туда приезжали и до сих пор приезжают, чтобы восхищаться красотой и величием. В России тоже реальные перемены и «золотой век» наступил тогда, когда столица из города-крепости переехала в город-ансамбль – Петербург.

А какой город подходит для уровня рацио?

– Рациональный город – это Город-Сеть, нейронная система, которая всех и всё связывает в реальном времени. Современный город – это своего рода высокоорганизованный муравейник, улей или даже целая пасека. Ты заходишь в здание – и в нём, как в целом городе, есть всё: прачечные, рестораны, кино, магазины, фитнес-клубы, офисы, клиники, банки, гостиницы, апартаменты... Ты можешь там жить, работать и практически не выходить за его пределы. В таком месте человек найдёт всё для души, тела и разума при минимальных затратах энергии. Чем не критерии рационального устройства?

Можно ли сказать, что небоскрёбы более эффективны, чем те же дворцы?

– Да, но в прошлом веке. Небоскрёбы пришли на смену крепостям и дворцам и стали тогда новыми символами величия и «торжества разума». Сегодня же самым инновационным форматом становится многофункциональный комплекс – элемент глобальной сети, который не обязательно должен быть небоскрёбом. Скорее, даже лучше, если он будет «ближе к земле». У математиков есть понятие – «вложенные множества». Это и есть математическое название мультисетевого формата современного города.

Я не раз слышала высказывания о том, что город постепенно перемещается в виртуальное пространство, в социальные сети.

– А что такое город вообще? Сообщество, совокупность зданий и людей, административное и территориальное образование? Социальная сеть может попадать под ряд критериев, которые делают её близкой к понятию «город». Если удастся оградить социальные сети от вредных социуму элементов – вот и готов виртуальный город будущего!

В интернете нет границ и есть комьюнити. Может, это позволит нам переосмыслить понятие города?

– Города-муравейники создают эффект компрессии людей, и далеко не всех это устраивает. А современные технологии действительно предлагают людям такие условия, когда можно находиться где угодно и сколько угодно и оставаться при этом активной частью общества. Вот недавно на конференции «IT-лидер» телеведущий Александр Гордон говорил, что обожает природу и с наслаждением мечтает о том, как будет жить далеко за городом, у реки, ловить рыбу, а с помощью интернета давать интервью, вести передачи...

Но, на мой взгляд, всё равно должны быть мегаполисы. Должно быть реальное место, где люди будут все вместе и в большом количестве. Социальные сети не дают подлинного ощущения реального взаимодействия.

Значит, надо стремиться к модели Нью-Йорка?

– Сейчас время «фьюжн», и идеальна та модель, в которой есть всё. Нью-Йорк, Гонконг и т.п. – по определению эффективнейшие города. В них сосредоточились потоки мировой экономики. Они признанные эпицентры деловой и общественной жизни. У них есть и элементы Крепости, и Дворцы, и комплексные Системы жизнеобеспечения, но главное – есть связующие элементы Сети: мосты, коммуникации, дороги, инженерные сети, аэродромы, транспорт. Это обеспечивает их развитие и процветание в первую очередь. Хотя мы знаем, что многие люди предпочли бы жить в небольших, но самодостаточных городах, где нет высокой компрессии и больше природного комфорта.

По-моему, современная сеть городов наилучшим образом проявляется в комбинации мегаполисов и небольших, хорошо обустроенных населённых пунктов, связанных вместе высокотехнологичной инфраструктурой.

Сетевой образ жизни становится доминирующим – как в реальном, так и в виртуальном пространстве. Сегодня выход из одной сети является автоматическим входом в другую. Это уже не тренд – такова реальность для большинства людей.

Можно ли эти идеи – про города-дворцы и рептильный мозг – как-либо применять в жизни?

– На самом деле это условное деление, но очень красивое – человек состоит из инстинктов, эмоций и разума. Любое явление – и город, и социум, и экономику – можно рассматривать с этих сторон. Нельзя допустить слишком низкого или чересчур высокого уровня каждого из трёх элементов. Если у людей будет дефицит инстинктов, то велика вероятность техногенных и криминогенных катастроф. Если будет перебор в «играх разума», то самым желанным работодателем скоро могут стать Гаджеты.

Сейчас главной ценностью становится сама Жизнь, поэтому создаются места и строятся города, которые максимально продлевают жизнь человеку. Роботизация также направлена на это. Но тут возникает вопрос о роли человека в будущем – станет ли он экспонатом в зоопарке, которым управляют роботы, или у него вновь будет какая-то особенная роль, как в эпоху Возрождения.

РЕЙТИНГ

4.57
голосов: 7

Галереи

Как в начале XX века представляли III тысячелетие

Набор открыток 1910 года

24 фото

Обсуждение