Наука и технологии России

Вход Регистрация

Не выпивка, а средство передвижения

Ситуация почти по Жванецкому: производства биотоплива в России нет, зато Российская биотопливная ассоциация (РБА) – существует. Но если вы видите здесь парадокс, не спешите с выводами. Наиболее быстрорастущей отраслью промышленности в мире является производство биоэтанола. Крупнейшие международные корпорации, в т.ч. нефтяные гиганты, инвестируют миллиарды долларов в биотопливные технологии, готовясь к энергетике будущего. В ближайшие годы любой новый американский автомобиль, продаваемый в США, будет этанольно-гибридным (FFV), то есть способным ездить на любой смеси этанола и бензина. Развитые страны взяли курс на переход к возобновляемым источникам энергии и меняют свои законодательства. У нас ничего подобного пока нет. РБА объединяет тех, кто смотрит в завтрашний день и видит в стремительно меняющемся мире отличный шанс для России. В глобальном смысле речь идёт о развитии биоэкономики, т.е. производствах, основанных на биотехнологиях и биосырье. В практической плоскости – о биоэтаноле, здесь наша страна обладает серьёзным потенциалом, который можно реализовать уже сейчас. В апреле в Москве прошёл XIII Международный конгресс «Биомасса: топливо и энергия», организованный РБА, и я напрямую обратился за комментариями к президенту Российской биотопливной ассоциации Алексею Равильевичу Аблаеву. Он рассказал, чем биотопливо может быть интересно для России:

Алексей Аблаев: «Дайте нам рынок, не нужно субсидий»

– Если кратко, первое соображение в пользу биотоплива – развитие сельских территорий, сохранение пахотных земель. Второе – улучшение экологии. И третье – дешёвое сырьё для развития биотехнологий, потому что мы говорим не только про биоэтанол, можно делать другие полезные вещества.

Справка STRF.ru:
Биоэтанол – жидкое спиртовое топливо, который производится из сельскохозяйственной продукции, содержащей крахмал или сахар, например из кукурузы, зерновых или сахарного тростника. В отличие от спирта, из которого производятся алкогольные напитки, топливный этанол не содержит воды и производится укороченной дистилляцией, что делает его непригодным для питья. В настоящее время наблюдается рост производства и потребления биоэтанола во всём мире, хотя основная его часть производится в Северной и Южной Америке. На сегодняшний день мировым лидером в производстве биоэтанола является Бразилия, в ближайшем будущем ей, по-видимому, придётся уступить это звание Соединённым Штатам.
В соответствии с действующим Федеральным законом № 93-ФЗ бензин, содержащий спирт, является спиртосодержащей продукцией со всеми вытекающими последствиями, то есть дополнительным лицензированием его производства и оборота, дополнительным контролем со стороны налоговых органов, отвечающих за спирт и алкогольную продукцию и т.д. Этиловый спирт, в том числе денатурированный, облагается акцизом по ставке 59 рублей за литр, что делает его использование в моторных топливах заведомо экономически нецелесообразным

По поводу экологии поясните, пожалуйста.

– По оценкам, 10% биотоплива улучшают экологичность двигателей на 30%. Давайте посмотрим на использование бензина в больших городах. Большое счастье, что в 2003 году мы запретили тетраэтилсвинец. Безумная гадость, очень ядовитое вещество, предназначенное для повышения октанового числа бензина. Вместо тетраэтилсвинца стали использовать другие металлосодержащие высокооктановые добавки: марганцевые и железные. Они на порядки лучше по экологии, чем этот свинец, но это тоже не подарок. Именно поэтому наши автомобильные свечи вместо 50 тысяч километров жили 5 тысяч километров и затем «засвинцовывались». Это очень плохие вещества и для машины, и для нас с вами. Позже стали добавлять метилтретбутиловый эфир (МТБЭ). В нём содержится кислород, и новые бензины, конечно, лучше, чем были. [Кислород способствует более полному сгоранию и уменьшению выбросов окиси углерода, токсичных веществ и летучих органических соединений. – STRF.ru] Но нужно иметь в виду, что МТБЭ почти во всей Америке запрещён как канцероген. Вместо него можно использовать либо биоэтанол, поскольку в нём есть кислород, либо этилтретбутиловый эфир (ЭТБЭ), который делается из этанола. У такой добавки нет ядовитых качеств.

Америка шла именно таким путём, она начала отказываться от свинца ещё в 1980-х годах. Потом, после того как их реки буквально загорались от отходов и смог навис над городами, они ввели закон о чистом воздухе, где сказали: любое топливо должно содержать 2,3% кислорода. Самое простое было добавить МТБЭ, поскольку он дешёвый, и его добавляли 10 лет. Впоследствии выяснили, что он очень ползуч, просачивается на сотни метров в почву и загрязняет грунтовые воды. Следы МТБЭ стали находить везде. Он, конечно, не такой сильный канцероген, но зато постоянно накапливается в среде. В итоге большинство штатов запретили МТБЭ, закон же про кислород остался. Поэтому сейчас стали использовать либо этанол, либо ЭТБЭ. Так что с точки зрения экологии биотопливо – сильный драйвер.

Вы говорите о преимуществах биотоплива не первый год. Есть ли какое-то продвижение в этом вопросе?

– Рынка биотоплива в России, по сути, нет. Государство данное направление пока не развивает, так что ситуация остаётся прежней. Но изменения тем не менее заметны. Власть стала лучше разбираться в биотопливе, сформировались позиции.

Некоторые представители власти и большого бизнеса стали понимать, что биотопливо нужно не потому, что у нас «мало» нефти, а потому, что у нас много сельского хозяйства.

Переизбыток зерна давит на продовольственный рынок и ведёт к тому, что некоторые регионы сокращают своё производство. Я только что вернулся из Башкирии. Там сейчас вместо 4 миллионов тонн зерна, как было в лучшие годы, хорошо, если производят два. Всё потому, что внутренний спрос они закрывают, а вывозить на экспорт из региона уже экономически нецелесообразно. Агропромышленные комплексы в Краснодаре или Ставрополе находятся в более выгодных условиях, они до порта довозят и обеспечивают весь экспортный объём. Поэтому Башкирия теряет посевные площади, и с этим связаны потери сельского населения. А у республики есть ресурс производить гораздо больше. Такая же, если не хуже, ситуация во всём Поволжье и в Сибири, особенно в Алтайском, Красноярском краях, в Новосибирской и Омской областях.

Иными словами, излишки можно было бы перерабатывать в биотопливо.

– Да, биотопливный рынок – готовый ресурс для использования сельхозпродукции, поддержания сельской занятости, поэтому Минэкономразвития активно поддерживает эту тему. Путин, будучи премьером, подписал Программу развития биотехнологий, где было обозначено, что доля биотоплива должна достигнуть 10% к 2020 году. Программа, конечно, не закон, но она сформировала большую дискуссию, которая происходила в начале этого года в рамках Рабочей группы по развитию биотехнологий при Правительстве РФ, которую возглавляет Аркадий Дворкович. В принципе, выводы группы оказались достаточно положительными, явных противников среди министерств не было. В итоговом постановлении прямо сказано, что следует принять меры к ликвидации акциза на биоэтанол. Предположительно на разработку законодательной базы уйдёт пара лет.

Почему именно биоэтанол?

– Потому что пока, к сожалению, это единственный разумный химический продукт, который можно использовать в качестве топлива экономически эффективно. Его себестоимость 12–14 рублей, что сравнимо с себестоимостью бензина. В этом плане биоэтанол может нормально конкурировать с обычным топливом без всяких субсидий. Использовать его в качестве 10%-ной добавки для любого двигателя тоже особо никаких проблем, есть ГОСТы по смесевому топливу. То есть технически использовать биоэтанол можно хоть завтра. Проблема – наличие акциза. Все остальные виды жидкого транспортного биотоплива всё ещё экономически невыгодны в России. Им требуются субсидии, о чём сейчас говорить нереально. Поэтому биоэтанол – идеальный вариант, правда, у его внедрения есть, скажем так, социально-политические проблемы.

Что вы имеете в виду?

– Все говорят, народ будет пить. Это же обычный этиловый спирт. Противники считают, что он пойдёт на рынок алкоголя. Но мы предлагаем решение: нельзя на одном заводе делать пищевой и топливный спирт, производителю придётся выбирать. На заводе пищевого спирта нужно как минимум четыре очистительные колонны. Для топливного хватит двух колонн, и такой завод технологически не сможет делать качественный пищевой спирт. Дочищать его потом теоретически можно, но экономически бессмысленно. Главное, что речь идёт о новых больших заводах, контроль там организовать довольно легко.

Топливный спирт категорически непригоден для питья

Есть ещё одна социальная проблема, которую нельзя обойти, – топливо производится из пищевого сырья.

– Да, обычно говорят: как же зерно на какое-то топливо пускать, когда в мире полно голодающих. На самом деле проблема не в том, что у неразвитых стран не хватает денег. Производство биотоплива, возможно, слегка повысило мировые цены на зерно в среднем. Но главная причина – это привычка Запада отправлять излишки продовольствия бесплатно в Африку, убивая тем самым местное сельское хозяйство. Когда оно было убито, Запад нашёл, куда девать излишки продовольствия, и стал производить биотопливо. Бесплатные поставки закончились. Эту тему больше всего развивают организации, которые всю жизнь зарабатывали политически или экономически на поставках продовольствия: ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН), всякие фонды и так далее. Потому что они сидели на распределении этого зерна, оставляя себе примерно половину всех собранных денег. Когда я слышу, что британские учёные установили, что биотопливо приводит к голоду, я смеюсь. Потому что они работают по заказу тех самых организаций, которые сидели на распределении этих бесплатных потоков. Кроме того, в Африке ведь не только голодают – например, им ещё нечем освещать свои хижины, так давайте нефть или керосин отдавать забесплатно и ругать «Газпром», что он этого не делает.

В нашей стране предлагать выбор между продовольствием и топливом, наверное, непросто.

– Конечно, мы приучены, что хлеб всему голова. У нас голод случался много раз, но в первую очередь это происходило по политическим и организационным причинам, как сейчас, например, в Северной Корее. Наш аргумент простой: удалённые регионы теряют посевные площади, крестьяне разоряются. Если урожай большой, много зерна попросту запахивается, потому что его девать некуда. Такое было в 2008 году, когда около 20 миллионов тонн зерна было произведено сверх плана. Зерно хранилось на земле в буртах (насыпях) и пропало большей частью, его мыши съели. Получается, крестьянин произвёл, а никто не покупал, потому что экспортная цена в порту была равна цене доставки до порта. Поэтому рост внутреннего потребления, как мы считаем, будет формировать справедливую цену на зерно, это 6–8 рублей за килограмм. Тогда фермеры будут развиваться, земли будут заняты.

Кроме того,

производство биотоплива не нужно представлять так, что мы берём зерно и «сжигаем».

Оно разделяется на продукты для пищевого рынка (например, клейковина), на корма для животных и на биотопливо. По деньгам получается примерно три равные доли. То есть речь идёт о многофункциональном заводе по глубокой переработке зерна, вокруг которого формируется биотехнологический кластер высококвалифицированных рабочих мест и инновационных компаний. Мы думаем, для страны это очень положительно. Причём деньги есть. Главное – нет рынка. Дайте нам рынок, не нужно субсидий.

Что значит «дайте»?

– Уберите акцизы. Потому что весь спирт у нас по определению считается пищевым, и он обкладывается акцизами. Это самое простое формирование рынка. Более сложное – это биопластики, например, или биополимеры. Они дороже, чем обычные полимеры. Для них нужны специальные законы. Допустим, у нас олимпиада проводится, и государство решает, что должны быть биоразлагаемые стаканчики, пакеты. Во всём мире государство формирует рынок, пока отрасль не вышла на стадию зрелости. В США спирт субсидировался, и за 10 лет было построено 200 заводов по переработке кукурузы, каждый мощностью примерно 200–250 тысяч тонн биоэтанола. Это огромные заводы, они сейчас производят 45 миллионов тонн. В прошлом году убрали субсидии, отрасль выросла – дальше сами живите, конкурируйте.

Как на биотопливо смотрит отечественный бизнес?

– Очень хорошо смотрит. У региональных крупных структур есть свои сельскохозяйственные площади, нефтебазы, системы распределения. Они очень заинтересованы в том, чтобы развивать производство биотоплива, у них всё готово для этого. Они говорят: мы вложим свои деньги, возьмём кредиты, откройте нам рынок и мы будем строить заводы. Нужно добавить, что в Украине, Казахстане и Белоруссии этих проблем с акцизами нет. Там биотопливо разрешено, и оно развивается. Поэтому в ближайшие 2–3 года, надеюсь, мы акцизы снимем. Регионы даже готовы проводить коммуникации по льготной цене.

Я был на переговорах в прошлом году в Казани. Представители «Татнефти» сказали: уберите акцизы, мы завтра будем у вас покупать 200 тысяч тонн биоэтанола для добавления в топливо.

Это уже серьёзное заявление, это два больших завода. Им нужна добавка для повышения октанового числа. В данном случае они либо покупают вредный МТБЭ, либо в своей же республике произведённый биоэтанол. Экономически им без разницы, цены сопоставимы.

Каков, по вашей оценке, потенциальный объём российского рынка?

– Смотрите, страна потребляет примерно 40 миллионов тонн бензина в год. Наша голубая мечта – достичь 10% биотоплива в течение тридцати лет, а 5% биотоплива – абсолютно реальная цифра. То есть 2 миллиона тонн биоэтанола, для чего понадобятся двадцать заводов, каждый мощностью по 100 тысяч тонн. Такой завод будет покупать пшеницы на миллиард рублей, на миллиард прочего сырья и производить топлива на 4 миллиарда рублей. Уйдёт на это всего 6 миллионов тонн зерна. Это меньше десятой доли нашего обычного производства. Только Башкирия потеряла производства на 2 миллиона тонн, сибирские регионы потеряли еще 2 миллиона тонн. С 1990 года мы вывели из оборота до 40 миллионов гектар пашни. Даже при урожае 15 центнеров с гектара дополнительный сбор может быть 60 миллионов тонн. Ну 20 дополнительных миллионов – абсолютно реально. В этом плане, чтобы обеспечить промышленные биотехнологии и биотопливную отрасль нужными объёмами сырья, вообще никаких проблем.

РЕЙТИНГ

4.63
голосов: 8

Галереи

Лаборатория кафедры химии и электрохимической энергетики МЭИ

Разработка технологий создания блоков нового поколения для низкотемпературных топливных элементов.

7 фото

Обсуждение