Наука и технологии России

Вход Регистрация

Прогресс – благо или ловушка?

Недавно в РИА «Новости» состоялся показ фильма «Подключи и молись» из программы Фестиваля актуального научного кино 360°, снятого режиссёром Йозефом Вейзенбаумом в 2010 году. Последующая дискуссия на тему «Прогресс – абсолютное благо или ловушка для цивилизации?» прошла нескучно. Интрига была задана сразу: изначально планировался показ другого фильма, «Пережить прогресс» Мартина Скорсезе. Но по воле случая вечер «Научного понедельника» прошёл неожиданно и для зрителей, и для участников дискуссии.

Научный_понедельник Участники «Научного понедельника» обсудили прогресс, эволюцию и экономику

Фильм рассказал о проблемах становления робототехники, о том закрытом для посторонних глаз исследовательском мире, в который смогли окунуться авторы фильма. Придёт ли время, когда роботы смогут ухаживать за детьми или пожилыми людьми, будут делать домашнюю работу вместо человека? Зачем это нужно? Что чувствует робот и насколько этично его использовать, ведь если он что-то чувствует и не может выйти из-под контроля человека, то это насилие? Каково будет жить в мире, которым станут управлять машины? Эти и другие вопросы были поставлены в фильме «Подключи и молись», а позже обсуждались российскими учёными. В дискуссии приняли участие заведующий сектором гуманитарных экспертиз и биоэтики Института философии РАН доктор философских наук Павел Тищенко, заместитель директора по науке Политехнического музея, писатель и популяризатор науки доктор химических наук Генрих Эрлих, ведущий научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН кандидат физико-математических наук Сергей Хайтун, руководитель Центра биоэкономики и экоинноваций экономического факультета МГУ им. Ломоносова доктор экономических наук Сергей Бобылёв, социальный теоретик, профессор МГУ доктор философских наук Андрей Ашкеров.

Андрей_Ашкеров Андрей Ашкеров: «Политика – это такая операционная система, чтобы реализовать определённую модель блага и навязать её в качестве универсальной»

Андрей Ашкеров кино раскритиковал. Ему показалось, что фильм безнадёжно затянутый, вовсе не о прогрессе, и вызвал ассоциации с детством, когда в далёком 1985-м Андрей мечтал сконструировать робота и пытался сделать дома нечто из подручных средств. Он напомнил публике о попытках демонизировать робототехнику в фильмах 1920-х годов и более ранних литературных произведениях, начиная от средневекового Голема (образа, взятого из древнеиудейской мифологии) до Франкенштейна. Он заметил, что ни о чём подобном не говорилось в фильме, хотя робот как культурный миф – очень интересная тема. «Вообще тема робота упирается в очень древнее желание человека и очень древнюю объяснительную схему, к которой прибегает человек, – попытаться воспринять нечто неодушевлённое как живое. Это называется анимизмом. Вот этот старый анимистический комплекс человеческого сознания – мы настолько в нём застряли, что он принимает самые разные формы. И робототехника – это одна из форм одной из древнейших вариаций анимистического сознания. Поэтому смысла говорить о прогрессе здесь нет никакого. Наоборот, этот фильм – иллюстрация того, насколько наше сознание опирается на какие-то древнейшие структуры в себе».

Сергей_Бобылёв Сергей Бобылёв: «Если каждый современный человек получит уровень жизни среднего американца, то человечеству для этого надо пять планет!»

Сергей Бобылёв согласился с предыдущим оратором, отметив, что идеальный хронометраж для подобного фильма – полчаса, но в целом остался доволен увиденным. «Для меня прогресс – наиболее полная реализация своего потенциала, – заметил Сергей. – А в основе всей этой концепции лежит простая мысль, что человеческое развитие – это увеличение возможности выбора. Человек должен быть образованным, иметь достаточный материальный базис. Человек должен быть достаточно здоров. И тогда человек … сможет больше творить, стать музыкантом, художником и так далее. Для меня это вопрос, как человек реализуется, какое место в этом занимают биотехнологии, где цена прогресса».

Сергей_Хайтун Сергей Хайтун считает, что основным достижением цивилизации являются «бесполезные» исследования

Сергей Хайтун решил поговорить о прогрессе: «Это слово предполагает что-то лучшее для людей. А этого нет. Есть эволюция, есть вектор, и мы ему или следуем, или исчезаем, гибнем. У этого вектора есть рост разнообразия, рост сложности, интенсификация всего. А уж выживут ли люди – это уже дело пятое».

Генрих_Эрлих Генрих Эрлих: «Прогресс – это, по сути, движение вперёд. Однако как понять, куда мы двигаемся, вперёд или назад, если у нас нет цели?»

К обсуждению подключился Генрих Эрлих. Он заметил, что у каждого из дискутирующих своё понимание прогресса: «Прогресс – это, по сути, движение вперёд. Однако как понять, куда мы двигаемся, вперёд или назад, если у нас нет цели? Я не согласен, что у эволюции есть вектор и вообще что у человечества есть некий вектор. Потому что я думаю, что у каждого в этом зале своё представление о том, куда движется человечество. И в зависимости от того, как он представляет, куда движется человечество, любой человек считает, движемся мы вперёд или назад. Потому что мнение, что на самом деле никакого прогресса мы не наблюдаем, а есть регресс, тоже довольно распространено. …Поэтому вопрос совершенно не очевидный. И точно так же я не могу согласиться с тем, что у эволюции есть вектор. Ведь главным возражением против Дарвиновской теории было отнюдь не то, что он ввёл понятие эволюции, которое противоречило Библии, и не то, что он сказал, что человек произошёл от обезьяны!» В интеллектуальных кругах эта теория не воспринималась потому, что в ней не было цели эволюции. Потому что раньше считали, что цель эволюции – это развитие человека, создание более совершенного человека и приближение к образу Божьему, создание богоподобного создания. А по Дарвину выходило, что нет такой цели, что всё это случайным образом развивается. И потому понятие «прогресса» в обществе вполне успешно подменяется понятием «научно-технического прогресса», считает Эрлих. Тем не менее научно-технический прогресс вещь эфемерная. Если говорить упрощённо, пятый айфон на самом деле немногим отличается от предыдущей версии, зато природа и биосфера Земли от научно-технического прогресса очень страдает.

Павел_Тищенко Павел Тищенко думает, что каждый должен решать для себя, обменивать ли ему часть жизни на постоянную смену гаджетов, – беспрерывный процесс, за которым мало что стоит, кроме смены лейблов

Выступил и Павел Тищенко. «Сложный мир, в который мы погружены, который создаёт новые проблемы, от нас всех требует ответа – создавать ли новые и новые формы жизни? Потому что вопрос не в гаджетах, вопрос в нас самих. Мы сами себя узнаём только тогда, когда производим что-то небывалое». Как говорила Цветаева, «поступить – значит приступить». Кто не приступает, тот не поступает, тот не среди нас, тот не один из нас, убеждён учёный. Мы в этот вектор впаяны более чем серьёзно. И обменять его на какие-то блага, хорошее, плохое – это неважно, главное – себя утвердить. Он считает, что современная ситуация требует сетевого, комплексного, сфокусированного на каждом человеке подхода – мы все постоянно меняемся. Каждый должен решать для себя, обменивать ли ему часть жизни на постоянную смену гаджетов, – беспрерывный процесс, за которым мало что стоит, кроме смены лейблов. Учёный предложил публике не обменивать, таким образом, первородство на чечевичную похлебку. Публика в восхищении зааплодировала.

Генрих Эрлих заметил, что главным двигателем научно-технического прогресса в настоящее время является военно-промышленный комплекс, о чём не говорилось в фильме. Причём самое интересное то, что люди, работающие в военных проектах, в подавляющем большинстве случаев даже не знают, над чем именно работают, их используют «втёмную». Это обычная организация труда во время решения сложной военно-промышленной задачи, когда конкретные люди заняты узкими локальными задачами и не подозревают, чем именно в действительности они занимаются. Так, люди, которые разрабатывали атомную бомбу, в 99% случаев не знали реального положения дел, возможно, даже думали, что улучшают мир, рассказал Эрлих.

Далее модератор дискуссии Любовь Стрельникова задала вопрос Андрею Ашкерову: может ли политика быть двигателем прогресса? Андрей Ашкеров ответил так: «Проблема в том, что за то, что считать лучшим, за то, что считать благом, ведётся война. Внутри самих понятий “благо” или “добро” находится война. Само понятие “благо” кровоточит. И в этом огромная проблема, и в этом огромный его искус, и в этом главные издержки прогресса. И такова, собственно, связь прогресса с политикой, потому что политика – это такая операционная система, чтобы реализовать определённую модель блага и навязать её в качестве универсальной».

Высказался и Сергей Хайтун: «Лично я считаю, что основным достижением цивилизации являются “бесполезные” исследования. Выяснилось, что исследования, казалось бы, бесполезные, в конце концов приносят максимальную пользу. Казалось бы, вот Фарадей. Он занимался какими-то проволочками, какими-то магнитиками...»

Любовь Стрельникова не согласилась с Сергеем Хайтунов насчёт Фарадея. Она рассказала, что Фарадей отзывался на все просьбы своих друзей-предпринимателей о решении самых разных бытовых проблем, причём не патентовал свои изобретения и не брал за них деньги – был бескорыстен. Так, когда ему пожаловались на невозможность постоянной замены ржавеющих крыш, была изобретена нержавеющая сталь и многое другое.

Сергей Бобылёв заявил, что традиционный прогресс, с его точки зрения, – абсолютное зло для человечества. «Если каждый современный человек получит уровень жизни среднего американца, то человечеству для этого надо пять планет. Уже сейчас есть такой хитрый показатель, “экологический след”. Уже сейчас мы используем живых воспроизводимых ресурсов в 1,5 раза больше, чем надо. То есть то, куда мы идем, – совершенно очевидно. Мы хотим потреблять всё больше. …Вывода два. Нам надо сделать две вещи. Одна из них вообще фантастическая, может быть связанная с этим фильмом, – надо поменять стереотипы поведения, модели поведения, консюмеризм, стандарты потребления. А вторая маловероятна даже при нынешних возможностях планеты – мы можем вписать наше потребление в возможности биосферы».

Не остался в стороне от дискуссии и наш фотокорреспондент Игнат Соловей: «Как уставший и деградировавший хомо сапиенс, хочу высказаться. Вопрос, а точнее наброс, и одна шпилька. Согласятся ли уважаемые эксперты с тем, что прогресс во всех его смыслах двигают лень и любопытство? Только не как качества, осуждаемые в детском саду, а в смысле более широком – без лени не было бы прогресса технического, без любопытства не было бы, скажем, той же астрофизики? Шпилька Павлу Дмитриевичу и многим другим сидевшим здесь до вас – ну неужели вы не читали Олдоса Хаксли, Стругацких, Ефремова? Всё уже придумано!» Он напомнил речёвку «Сому ам! – и нету драм» о химической таблетке счастья из хакслиевского «О дивного нового мира».

Сергей Бобылёв отметил, что стремление к прогрессу есть желание доминировать и каждый российский человек сейчас должен стать милитаристом. Военная промышленность поддерживает новые технологии, мозги и так далее. «Я как экономист говорю – ребята, мы создали такую абсолютно тупую и грязную экономику. И вот единственное, что осталось: наши естественные факультеты, готовые предоставить классные мозги наших людей. Но не нужны они нашей тупой экономике!»

«Значит, поменяем экономику!» – заявил Хайтун. В ответ на это г-н Бобылёв предложил всё же поддерживать военную промышленность, поскольку все отрасли российской науки «схлопываются» – наука, образование, культура. Военная промышленность – единственная отрасль, в которой, по его мнению, возможны какие-то движения, средства и отсутствие стагнации.

РЕЙТИНГ

3.86
голосов: 7

Галереи

МАКС-2013: полёты

Самые интересные и эффектные кадры за 4 дня с шести точек съёмки. Автор выражает огромную признательность за организационную и техническую поддержку Марине Лысцевой и Сергею Мартиросяну, а также российскому представительству компании Canon в лице Константина Лейфера, Светланы Ханиной и Марии Стебаковой.

211 фото

Обсуждение