Наука и технологии России

Вход Регистрация

Плоды запретов

Ждать возрождения отечественной аграрной отрасли или же дефицита мяса, молока, рыбы, фруктов и овощей? Плюсы и минусы запрета на ввоз в Россию целого списка сельхозпродукции из ЕС, США, Австралии и Норвегии, объявленного вчера, 7 августа, Правительством РФ анализирует специалист по вопросам продовольственной безопасности, заведующая кафедрой экономики и управления бизнесом РАНХиГС Эльмира Крылатых.

Эльмира_Крылатых

Государство запретило ввоз определенных видов сельхозпродукции из ряда стран. И сразу зазвучали опасения, что из-за этого решения под угрозой может оказаться продовольственная безопасность страны. Какова ваша оценка? Готова ли уже в этом, 2014 году, наша аграрная отрасль к импортозамещению по всем позициям, по которым введено эмбарго?

– Ситуацию можно описать таким образом: она может быть сложной, но не критической. Сложности могут возникнуть на относительно небольшом отрезке времени, где-то в полгода, когда уже из ряда стран не будет поступать продукция, попавшая под запрет, а наши производители ещё не в полной мере смогут возместить это изменение структуры.

Но у нас есть очень хорошие предпосылки для того, чтобы всё-таки пройти этот период. Потому что по многим видам продукции, к примеру, связанной с птицеводством, у нас очень хорошие результаты. Здесь мы вообще не будем испытывать никаких неудобств.

Что касается плодов и овощей, то в этом году ожидается хороший урожай. И в принципе, мы можем заместить те же польские яблоки, которые к нам поступают в большом объёме. Единственное, что у нас больше летних сортов, которые не могут длительное время храниться. Но если торговые организации, закупающие у производителей эту продукцию, реально оценив ситуацию, чётко будут регулировать предложения разных сортов, то и эта проблема окажется вполне решаемой.

По моим оценкам, вся эта ситуация для России не является катастрофической. Более того, как говорится в русской пословице: «Нет худа без добра». В данном случае, пойдя на эту крайнюю меру, – в принципе, что тут говорить, неприятную, – государство подвигает нашу аграрную отрасль к тому, о чём мы, учёные, говорили последние десять лет, – к активному импортозамещению.

В данном случае этот курс на импортозамещение становится, во-первых, вынужденным, а во-вторых, более быстрым. Поэтому опасаться потребителям, что опустеют полки в магазинах и продовольственных сетях, не следует. Тем более, экспортёры, попавшие под российские санкции, могут быть замещены другими компаниями из других стран.

В частности, сейчас ведутся интересные переговоры о расширении поставок свинины из Бразилии, говядины из Аргентины. С Эквадором также налаживаются экономические контакты. Таким образом, то, что мы теряем сейчас или не получаем по импорту в том устойчивом варианте, который существовал в последние годы, может быть компенсировано как своей собственной продукцией (это вообще было бы самое лучшее!), так и новым импортом.

Я правильно понимаю, что самый большой минус, который почувствуют потребители, – это сокращение ассортимента отдельных видов продукции?

– Да-да, некоторых видов. Кстати, особенно впечатляющий ассортимент, к примеру, около 30 наименований сыров, у нас был преимущественно в московских и петербургских сетях. Может быть, там даже несколько избыточное богатство ассортимента, которое в данном случае будет упрощено. В этом вряд ли кто почувствует трагедию. Потому что дорогие сорта сыра покупало сравнительно небольшое число потребителей. А сыры, которые мы производим сами или получаем из той же Белоруссии, где тоже очень хорошие сыры, никуда не денутся. Ожидать какого-то краха или коллапса совершенно не стоит.

Стоит ли ожидать роста цен на продовольствие, и, если да, в каком диапазоне?

– Определённое повышение цен, конечно, неизбежно. О количественных характеристиках роста пока говорить сложно, вероятно, на переходный период в среднем цены на продукцию из санкционного списка вырастут на 10–15 %. По разным продуктам будут разные цифры.

Но, тем не менее, у нас и в этом году, в первое полугодие, существенно повышались цены, поэтому как раз сейчас очень резкого скачка не должно быть.

Другое дело, что применимо к этой ситуации или даже в отрыве от неё, нам надо не забывать о том, что вот эта продовольственная безопасность, которая теперь осознаётся острее, чем раньше, трактуется, как доступность нормального продовольствия для всех групп населения. А эта доступность зависит от того, как выглядят доходы разных групп населения. В России выделяют 10 групп по доходам, наиболее сложные – первые две, составляющие примерно 20 % населения страны. Они имеют доходы, не позволяющие им покупать некую дорогую продукцию.

По-хорошему для них на такие критические периоды должны вводиться некие формы поддержки, компенсирующие возможный рост цен. Например, это может быть поддержка многодетных семей через талоны на определённые виды продуктов, через целевые поставки продукции. Это то, что давно делается во многих развитых странах, но, к сожалению, не делается у нас. И вот такие социальные льготы, конечно, надо продумывать и вводить в связи с создавшейся ситуацией. Об этом мы, учёные, пишем в наших работах, но не всегда это воспринимается должным образом.

Государство наверняка будет пытаться более активно вмешиваться в ситуацию на рынке агропродукции. На ваш взгляд, не приведёт ли это к возврату избыточного госрегулирования в экономике?

– Нет. Здесь даже сравнивать нельзя с тем периодом, когда экономика СССР восстанавливалась от разрушений после войны. Ведь если в советский период у нас существовала система государственных закупок, и пусть на уровне, конечно, недостаточном, но всё-таки гарантировалась доступность продовольствия, то сейчас рынок работает в своём режиме. Если предпринимателям и представителям агробизнеса становится невыгодным некий сегмент рынка, они просто с него уходят. Также если у них есть избытки продукции, и они не могут прорваться на существующие рынки, из-за чего им грозят больше убытки, они сворачиваются. Чтобы сбалансировать ситуацию в отрасли, государство должно иметь и использовать регулирующие механизмы. В этом нет ничего страшного. Почитайте, как регулируется молочный рынок в США. Там всё под контролем: и цены, и объёмы производства, и поставки на рынок. Подчёркиваю, регулируется очень серьёзно, причём в каждом штате.

Они не дают рынку и перенасыщаться, чтобы фермеры не страдали, и испытывать избыток предложения, чтобы не допускать дефицита. Соблюдается оптимальный уровень поставок и сбалансированность предложения. Само Министерство сельского хозяйства США этим занимается, о чём сейчас с большим интересом читают наши научные сотрудники. Там наработан неплохой опыт.

Готова ли наша система управления сельским хозяйством быстро настроиться на решение новых задач?

– Этот процесс уже идёт. Он стартовал ещё в 2006 году, когда был запущен первый и очень хороший государственный проект по приоритетам развития сельского хозяйства. И если бы не кризис 2008 года, сейчас бы мы имели ещё более впечатляющие результаты по сельскому хозяйству. Надо признать, что на сегодняшний день в России как раз сельскохозяйственная отрасль – птицеводство – может считаться сейчас флагманом инновационного развития. По сути дела, мы на 92 % свои потребности в продукции курятины без всякого напряжения удовлетворяем. Есть только одна проблема в птицеводстве: мы закупаем часть концентрированных кормов. Но это тоже можно исправить. Поэтому, если возникшая ситуация подстегнёт сейчас и руководителей отрасли, и правительство, к этой идее повышения продовольственной безопасности на основе разумного импортозамещения, то, по моим оценкам, за 2–3 года мы можем выйти на такой уровень, когда уже не проблема дефицита будет перед нами стоять, а проблема реализации некоторых видов продукции. Мы на мировой рынок можем поставлять хорошие продукты. Особенно высок интерес к нашей экологической продукции, в которой нет «химии», используемой сейчас в избытке в зарубежном сельхозпроизводстве.

РЕЙТИНГ

4.38
голосов: 8

Обсуждение

Новости

В России создан препарат от непереносимости глютена

Ген депрессии открыт в российском институте

День в истории: 17 января

В 2017 году вузы получат около 3 млрд рублей на развитие исследовательских коллективов

Самый мощный ультрафиолетовый лазер создан в Китае

Третий понедельник января - самый депрессивный день в году

Кстати,
на
52%
сократились...
Лучник NGC 2017