Наука и технологии России

Вход Регистрация

Патентный щит или меч?

Что сегодня необходимо предпринять, чтобы ускорить процесс трансфера разработок вузов и научных организаций в индустрию, обсудили участники дискуссии  «Эффективная система интеллектуальной собственности для трансфера технологий в РФ – вчера, сегодня, завтра… », прошедшей в рамках III конгресса «Инновационная практика: наука плюс бизнес».

О чём сигналят показатели патентной активности?

Несмотря на то, что темпы прироста патентных заявок в России с 2005 по 2015 год оцениваются Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС) как весьма существенные, нас нет в топ-5 патентных организаций мира (Роспатент на 6-м месте), сообщил руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григорий Ивлиев. Дело в том, что две трети прироста приходится на нерезидентов, то есть на иностранных заявителей, да и

по абсолютным показателям Россия отстаёт в разы: у нас 60 тысяч патентных заявок (1,5% общемирового объёма), а у стран первой пятёрки – от 270 тысяч и выше.

Однако в таких областях, как химия, доля России в патентных заявках составляет 10%, ядерная физика – 9%, космонавтика – 8%. Это, по словам главы Роспатента, весомый вклад в мировую патентную систему.

Григорий_Ивлиев Григорий Ивлиев (в центре): «Сейчас нам нужно научить людей работать с интеллектуальной собственностью»

Не в нашу пользу и среднее число патентных заявок в расчёте один на вуз. За период с 2010 по 2013 год в Китае оно превышает 34 тысячи, в России – немногим более 2 тысяч. Больше всего заявок на патенты среди российских вузов подают Кубанский государственный аграрный университет (567), Ульяновский государственный технический университет (541), Томский государственный университет (400), Сибирский федеральный университет (374) и Кубанский государственный технологический университет (336).

Другой показатель – доля вузов и научных организаций в общем числе выданных в России патентов, которая в 2011 году составляла 15% и 11%. С 2012 года она начала было расти, но в 2016 году (прогноз за 10 месяцев) снизилась до 10% у университетов и 9% у НИИ. Показатель коммерциализации объектов интеллектуальной собственности (доля в договорах о распоряжении интеллектуальными правами) у них тоже не внушает оптимизма. Хотя он и вырос за 2010–2015 год на 1/5, но составляет всего 7% и 3%, соответственно. «Количество договоров не увеличилось, увеличилось только число объектов, когда одним договором передаются права на несколько объектов», – пояснил Григорий Ивлиев.

То, что российские вузы значительно опережают иностранные по числу опубликованных научных статей на один выданный патент (к примеру, у МФТИ в 2015 году оно было 136,1, у МГУ – 45,4, а у MIT – 8,4) – свидетельство того, что они сильны в фундаментальной науке. Но при этом в них не созданы эффективные системы выявления, охраны и использования интеллектуальной собственности (ИС). А значит, они почти ничего не зарабатывают на патентах, в то время как один лишь Стэнфордский университет с 1990 по 2015 год получил на трансфере технологий, по словам советника руководителя Роспатента Григория Сенченя, свыше одного миллиарда долларов.

Совокупные роялти американских университетов выросли с 130 миллионов долларов в 1990 году до 2,2 миллиарда долларов в 2014 году.

И хотя центры трансфера технологий в вузах США «в массе своей убыточны, вузы всё-таки их содержат не только для денежного потока, но в том числе для того, чтобы укрепить сотрудничество с компаниями», что положительно влияет и на образовательные процессы, отметил Григорий Сенченя. Он призвал те российские вузы, где наука сильна, подумать о создании подобных центров.

Как не попасть в лапы патентных троллей?

Многие наши вузы остаются незащищёнными в том, что касается научных разработок, поскольку не оформляют права на них, отметила руководитель управления по интеллектуальной собственности АО «Лаборатория Касперского», патентный поверенный РФ Надежда Кащенко.

При выходе наших компаний на зарубежные рынки с новым технологическим продуктом весьма высока вероятность их преследования патентными троллями. Во всяком случае, в США из-за такой троллинговой практики многие разработчики не получают лицензионных отчислений, поскольку результаты их интеллектуальной деятельности скупаются «на корню». По мнению Надежды Кащенко,

одним из способов защиты может стать создание при университетах «доверенной организации – фонда, который аккумулировал бы у себя знания, патенты либо наработки по темам».

Задачи такого фонда – поддержка патентования, в том числе за рубежом, поиск путей реализации новых технологий, вопросы вознаграждения авторов.

Назначение патента – быть, скорее, не «щитом», а «мечом», убеждён заместитель директора по правовым вопросам и инициативам Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) Искендер Нурбеков. Он считает, что «невозможно составить такой патентный портфель, который защитит вас от всех возможных претензий». Важнее научиться контратаке, для чего нужно знать рынок, перспективные направления развития продуктов и, исходя из этого, создавать новые разработки. По его мнению, для поддержки российских компаний в судебных спорах целесообразно создать фонд финансовых гарантий, а также шире практиковать лицензирование патентных заявок и патентование за рубежом.

Где приобрести навыки и компетенции?

«Сейчас нам нужно научить людей работать с интеллектуальной собственностью», – на эту актуальную задачу обратил внимание руководитель Роспатента Григорий Ивлиев. Причём такое обучение должно проводиться на разных уровнях и в разных объёмах, начиная с детских технопарков и студенческой скамьи и заканчивая подготовкой узких специалистов, отмечали участники дискуссии. По мнению главы Роспатента, необходимо включить профкомпетенции в сфере интеллектуальной собственности в государственные образовательные стандарты. Он также сообщил о намерении Минобрнауки России распространить требования к обучению в сфере ИС на 60% образовательных программ ВПО.

Мотивировать разработчиков защищать результаты своего интеллектуального труда можно лишь путём обучения,

уверен проректор – начальник управления по общим вопросам МГУ имени М.В. Ломоносова Владимир Подольский. Для этого в общей программе того или иного факультета надо предусмотреть курс основ защиты интеллектуальной собственности, учитывающий профиль студентов. Наряду с этим в вузах, по его словам, уже сейчас надо усиливать работу специалистов по выявлению РИД, их оценке, оформлению в объекты интеллектуальной собственности и их защите. В МГУ для этого подготовлена соответствующая нормативная база, сформировать пакет документов помогли Роспатент,  РВК и «Иннопрактика».

К образовательному процессу подключаются институты развития. По словам руководителя группы развития университетских экосистем АО «РВК» Сергея Марданова, на сайте компании есть масса обучающих материалов по вопросам интеллектуальной собственности, инновационной экономики, технологическому предпринимательству.

На регулярной основе проводятся семинары по актуальным вопросам правовой охраны интеллектуальной собственности за рубежом, организуемые «Иннопрактикой» совместно с МГУ, Палатой патентных поверенных, АО «Российский экспортный центр» и другими партнёрами, участвующими в процессах формирования патентной культуры у российских разработчиков и обеспечения трансфера технологий от вузов в промышленность.

Бесплатный учебно-методический курс интернет-предпринимательства есть у Фонда развития интернет-инициатив, который предоставлен более чем 50 вузам. А сейчас готовится курс технологического предпринимательства, содержащий блоки интеллектуальной собственности и инноваций, поделился Искендер Нурбеков.

Тонкости трансфера

Не менее важно обеспечить своевременную стыковку разработчиков с потенциальными пользователями их результатов. Например, в НИУ ИТМО способом такой стыковки является аутсорсинг трансфера технологий – а именно, передача функции коммерциализации разработок «пулу техноброкерских компаний», рассказала начальник Департамента проектной и инновационной деятельности вуза Нина Яныкина.

«Трансфер технологий у нас начинается гораздо раньше, чем патентование, – отметил директор Центра предпринимательства и инноваций Сколковского института науки и технологий Илья Дубинский. – Мы сделали специальную программу, которая помогает нашим учёным начать разговор с индустрией». Таким образом, разработчики учатся пониманию того, что нужно бизнесу, какая разработка имеет перспективы внедрения.

Чем поддержит государство?

«Законодательных механизмов распоряжения вузами результатами интеллектуальной деятельности, интеллектуальной собственности не так много», – признал заместитель директора департамента стратегического развития и инноваций Министерства экономического развития Российской Федерации Сергей Лещенко. Те же малые инновационные предприятия при вузах, по его словам, – «достаточно тяжёлый механизм, чтобы эффективно распоряжаться» РИД. Многие инвесторы, желающие внедрять разработки, не готовы им пользоваться.

Чтобы изменить ситуацию, Минэкономразвития совместно с Минобрнауки готовит поправки в 217-й Федеральный закон. «Здесь очень важна роль вузов, которые должны чётко сформулировать, какие в принципе нужны механизмы трансфера технологий от вуза в бизнес», – отметил чиновник, призвав университеты подключиться к этой работе. При этом, по его мнению,

надо создавать независимые команды специалистов, которые «могут целенаправленно заниматься выявлением РИДов по выполняемым НИОКР в интересах вуза».

В свою очередь Роспатент начал разработку патентных ландшафтов, доступ к которым получат коммерческие компании. В их составе тренды и области интенсивного патентования, области высокой технологической конкуренции, открытые патентные сегменты, профили ведущих патентовладельцев и авторов изобретений. Это поможет более активному использованию в экономике уже созданных технологических решений.

Обсуждение