Наука и технологии России

Вход Регистрация

Журналы-хищники в публикационной пене

Несколько лет назад опытный американский библиотекарь Джеффри Билл из Университета Колорадо взялся за расследования и составление списка так называемых predatory journals – «хищнических» научных изданий, которые публикуют статьи об исследованиях за деньги и с помощью различных схем «накручивают» публикационную активность их авторов. Сегодня на сигналы этого инициативного одиночки, который обобщил информацию и создал первые критерии по выявлению подозрительных журналов, обращают внимание крупные научные издательства, такие как Elsevier – правообладатель базы данных Scopus. Однако журналы-хищники продолжают размножаться, и, увы, российские учёные пользуются их услугами: только в пяти журналах, не так давно исключённых из Scopus, около 13% статей за последние шесть лет индексации принадлежали перу наших соотечественников.

О том, откуда взялась подобная «пена» и как от неё избавиться, как лидирующие российские университеты помогают в ловле хищнических журналов и что такое «нарезка салями» на языке знатоков публикационной этики, рассказала в интервью STRF.ru Галина Якшонок, консультант по аналитическим решениям в России и Белоруссии международного издательства Elsevier.

Галина Якшонок
Галина Якшонок

Статьи, появляющиеся в низкорейтинговых научных журналах, в том числе и ради отчётов, трудно назвать настоящей наукой, но, тем не менее, они постепенно засоряют научные базы данных. Как вы сегодня боретесь с сомнительными публикациями в сомнительных журналах?

– Конечно же, написание статей сугубо для отчётности – это формализация науки, и мы против этого: мы за науку ради науки, а не ради отчётности. С 1997 году существует международный Комитет публикационной этики, и издательство Elsevier присоединилось к нему в 2008 году. Этот комитет уже разработал определенные стандарты научных публикаций, к которым относятся научный аспект, новизна, этическое использование животных в исследованиях и общая публикационная этика, которая касается и редакторов, и авторов. Она связана с соблюдением неких этических норм, которые могут быть противовесом этой «пены» – имитации науки. Хотя мы понимаем, что, как только появляются деньги, как только публикации и их цитируемость монетизируются, обязательно появляются желающие обернуть всё это в свою пользу и получить максимальную выгоду.

Поскольку мы являемся правообладателем базы данных Scopus, куда подают свои журналы очень многие издательства и редколлегии, мы стараемся отслеживать недобросовестных издателей, которые начинают манипулировать публикационным процессом и искусственно наращивать количество публикаций и цитируемость, используя кросс-ссылки внутри своего журнала или кросс-ссылки между журналами внутри своего же издательства.

Буквально в прошлом году мы исключили из нашей базы данных несколько журналов из-за несоблюдения издательской этики.

Чтобы предупредить такие ситуации, мы в первую очередь информируем издательства и авторов. Для авторов у нас подготовлены материалы, которые ориентируют их в выборе журналов и помогают не попасть в ловушку «хищнических» издательств, которые предлагают опубликоваться за деньги очень быстро, получив при этом высокую цитируемость, и иногда даже фальшиво декларируют свою индексацию в Scopus, используя наш логотип и рассылая учёным предложения. Надо сказать, век таких журналов недолог: они могут за пару лет нарастить количество публикаций, использовать свои схемы, но в итоге в библио- и наукометрических показателях эти схемы всё равно всплывут. Сейчас в нашем распоряжении есть критерии для добавления журналов в Scopus, но мы разрабатываем также и критерии для их исключения.

Как я понимаю, остановить индексацию журналов можно. А исключить из базы те сомнительные статьи, которые в неё уже попали?

– Нет, пока мы не делаем экстракт: что попало в Scopus – то попало в Scopus, мы не убираем этот контент. Мы можем лишь приостановить дальнейшее индексирование работ того или иного журнала в Scopus или даже исключить издание из базы вовсе, прекратив отношения с издательством. Это такая контрмера, которая заставляет издательства задуматься. Но если автор подаёт статью в журнал, который индексируется нашими системами, а тот принимает её и публикует, то эта работа автоматически попадает в базу данных и остаётся там. В Scopus 56 миллионов записей, и из этого объёма невозможно сразу выловить сомнительную статью и определить подозрительный журнал. Пока что мы рассматриваем конкретные журналы, оцениваем всё от случая к случаю.

По каким признакам можно заподозрить журнал в «хищнических» мотивах?

– В первую очередь нужно обратить внимание на содержание статей, их авторство, кто ссылается на этот журнал. Случается, когда группа авторов договаривается с коллегами из-за рубежа включать друг друга в число соавторов, ссылаться на статьи друг друга формально, таким образом повышая цитируемость. Кроме того, как только есть заинтересованность (денежная, рабочая и т.п.) между автором и членами редколлегии, рецензентами, сразу может возникнуть «конфликт интересов». Например, в самом Elsevier, когда учёный подаёт статью для публикации, то по правилам большинства наших редколлегий, он предлагает для рецензирования как минимум трёх рецензентов, которые не имели с ним совместных публикаций в течение последних трёх лет. Это возможность избежать «конфликта интересов», в данном случае – субъективной оценки научного исследования.

Есть ещё и такое явление как salami slicing, «нарезка салями», или же pizza slicing, «нарезка пиццы», когда научное исследование делится на куски, и журнал публикует ряд работ или конференционных докладов, посвящённых по сути одной теме, но описывающих разные её аспекты, в то время как желательно, чтобы всё это было оформлено в единую научную статью, в единый отчёт об исследовании. Естественно, выявить такое возможно, только когда есть некая выборка, некий объём данных. Как только это выявляется, мы сразу начинаем общаться непосредственно с издательством.

Кто противодействует подобным манипуляциям в России?

– Безусловно, большинство российского научного сообщества. В первую очередь, это лидирующие университеты России: они подсказывают нам, подтверждают факты манипуляций, обращают наше внимание на иностранные журналы, которые высылают им заявки и пишут о том, что готовы опубликовать статьи очень быстро, за небольшие деньги и при этом входят в базу данных Scopus. Например, в прошлом и уже в этом году нам помог Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. Он пристально следит за своей публикационной активностью и цитируемостью: у него есть своя база данных, где содержится информация о публикациях, есть другие аналитические механизмы, которые показывают влияние научных публикаций университета и их цитируемость по отношению к цитируемости такого же рода статей в мире. То есть это некое сравнение с мировым уровнем.

СПбПУ обратил внимание на то, что в списке публикаций его авторов появились журналы с очень высоким ростом цитируемости и особенно самоцитирования. Это два журнала одного издательства, которые постоянно ссылаются друг на друга, и количество статей в которых возросло за последние пять лет в несколько раз. Подобное выглядит не нормально, и журналы, на которые обратил внимание университет, уже находились у нас «на радаре». Для нас особенно важно, что такую позицию занял университет, имеющий весьма высокое качество публикаций.

А какова ситуация за рубежом? Только ли у нас растёт число формальных публикаций?

– На самом деле мы – не первопроходцы в этом вопросе, скорее последователи. Подобное встречается, как правило, в странах с развивающейся экономикой, где в последние годы пристальное внимание уделяется науке и в неё начинают инвестировать. Это Иран, Турция, азиатские страны... Как только появляются деньги и для их получения необходимо выполнять определённые условия, люди начинают под эти условия подстраиваться, не обращая внимания на качество. За рубежом, как только выявляются первые признаки манипуляций, со стороны грантодателей или других финансирующих организаций сразу же устанавливаются более жёсткие требования к качеству. У нас тоже к этому уже приходят. То есть качество начинает определяться уровнем журнала, его высокими показателями – импакт-фактором, SNIP, SJR и так далее.

Какие именно журналы оказались под угрозой исключения из Scopus?

– Я могу назвать только те журналы, которые уже исключены. За прошедший год их около 37 – и это не российские журналы. В основном, это мультидисциплинарные журналы – World Applied Science Journal, Journal of Applied Sciences Research, Middle East Journal of Scientific Research. То есть журналы, публикующие всё обо всём. Монодисциплинарные встречаются редко, а с российскими журналами и издательствами пока всё нормально.

Что можно посоветовать учёным, которым статьи нужны в том числе для отчетов?

– Я считаю, что хороший учёный, который занимается наукой, понимает свои перспективы, планирует свою научную деятельность – не попадает в такие ситуации, когда у него не хватает материалов для статей. Да, научная деятельность – это долгий труд, но, тем не менее, если это действительно наука, востребованное исследование, финансируемое государством, а не изобретение велосипеда, то у него всегда будут хорошие результаты и материал для публикации. И всегда будут качественные источники, где можно опубликоваться и избежать этих манипуляций. Конечно, автору нужно быть очень внимательным и максимально проверять журналы, анализировать их: динамику публикаций, есть ли публикации у членов редколлегии по теме этого журнала, библиометрические показатели журнала. Это необходимо для того, чтобы не опорочить своё имя в будущем, – особенно это касается молодых учёных, которые только начинают публиковаться, – лучше десять раз перепроверить, чем соблазниться предложением быстро опубликоваться и запятнать своё имя публикацией в сомнительном журнале.

Очевидно, что со стороны вузов погоня за цифрами и показателями уходит, стало важным включение качественного компонента в оценку. А оценить качество помогут эксперты. Я вспоминаю выступление в России известного библиометриста Хэнка Муда, который приезжал в СПбГУ и Уральский федеральный университет: он говорил, что идеальных метрик не будет, но приближенные к правде оценки будут построены на комбинации библиометрических показателей и независимой экспертной оценки. За этим и будущее.

РЕЙТИНГ

4.57
голосов: 58

Обсуждение