Наука и технологии России

Вход Регистрация
06.09.11 | Студфорум-2020: Студфорум-2020 Ирина Абанкина

Университеты в постиндустриальной экономике

Во всём мире университеты идут к автономии, а через неё – к высоким результатам, в России же пока царствует централизация и обожествляется отчётность. В чём суть и преимущества автономии, в том числе финансовой, а также, как работают с деньгами российские вузы – в статье профессора высшей школы экономики Ирины Абанкиной.

Сложная и противоречивая ситуация в российском высшем образовании во многом обусловлена сохранением отраслевого подхода к решению проблем, попыткой вдохнуть жизнь в индустриальную модель, которая безвозвратно уходит в прошлое. Эта модель неразрывно связана с административной системой управления университетами, назначением ректоров, она направлена на латание дыр, а не на стратегические перспективы и создание условий для креативности и роста профессионализма. Для преодоления интеллектуального и технологического отставания России необходимо наращивать потенциал креативности.

Креативность – особое измерение, для её формирования нужны специальные условия, и прежде всего – свобода творческого поиска, исследований, свобода думать, проектировать, пробовать, ошибаться… Для креативных индустрий характерна не отраслевая, а кластерная модель – модель содружества независимых компаний и университетов, связанных отношениями сотрудничества и конкуренции, а также нередко общностью территории.

Справка STRF.ru:
Креативные индустрии – это деятельность, в основе которой лежит индивидуальное творческое начало, навык или талант и которое несет в себе потенциал создания добавленной стоимости и рабочих мест путём производства и эксплуатации интеллектуальной собственности (UK Creative Industries Taskforce, 1998)

Точками опоры креативности в меняющемся глобальном мире становятся:

  • поликультурная среда и толерантность;
  • лидеры и лидерство;
  • новые технологии менеджмента, творческое начало, глубина культурных традиций и умение их поддерживать;
  • тиражирование и коммерческая эксплуатация, обеспечивающие доступность ресурсов;
  • навыки конструктивного диалога, проектная идеология.

В противовес этому в нынешней российской ситуации наблюдаются:

  • недружелюбность среды;
  • дефицит образовательной инфраструктуры;
  • недостаточная развитость правовой базы;
  • неразвитость механизмов финансовой и налоговой поддержки развития кластеров.

Одна из ключевых тенденций реформирования экономики образования во всём мире – это введение в нерыночную систему образования (почти везде, кроме США, она финансируется из госбюджета) некоторого рыночного инструмента (субститута).

Таким образом, получается механизм, сочетающий преимущества рыночной организации предоставления услуг с государственными гарантиями финансирования. Речь идёт не только о конкуренции учебных заведений за студентов, нацеленности университетских программ на индивидуальные потребности и особенности учащихся, но и о повышении эффективности бюджетных расходов на высшее образование. В качестве условий оговаривалось, что университеты получат существенно большую, чем ранее, свободу в расходовании поступающих бюджетных средств, особенно в части оплаты труда эффективно работающих преподавателей. В конечном итоге всё это должно было работать на рост качества предоставляемых образовательных услуг.

Общие принципы финансирования университетов в развитых и развивающихся странах совпадают. Однако конкретные модели и достигаемые результаты могут существенно отличаться. Так, Бен Джонгблоед (Центр политических исследований высшего образования Университета Твенте, Нидерланды) подчеркивает, что при кардинальном реформировании высшего образования в Голландии за основу взяты системы Австралии и Великобритании. Высшие учебные учреждения финансируются с использованием схемы supply-driven, которая предусматривает выделение средств на образовательную и исследовательскую деятельность по формуле на основе выпусков (то есть в зависимости от успешности выпускников).

Введение системы финансирования университетов на основе показателей качества внедряется и в ФРГ. Как отмечает Клаус Хюфнер из Свободного университета в Берлине, это обусловило значительные перемены в законодательном статусе и управленческих структурах высшего образования. Такие действия направлены на повышение конкурентоспособности германского высшего образования: предшествующая система финансирования была основана на сложной и весьма запутанной схеме принятия решений и снижала привлекательность немецких университетов в борьбе за студентов из других стран. Однако убедительных исследований, которые бы доказывали, что введение показателей качества в схему финансирования университетов приведёт к желаемым целям, пока нет.

Обобщая результаты проведённых ранее исследований, Яндхиала Б.Г. Тилак из Национального института планирования и управления образованием Индии выделяет несколько главных тенденций, связанных с финансированием высшего образования в развитых и развивающихся странах.

По его данным, ни оплата обучения, ни все другие виды поступлений от студентов не могут составить существенную долю доходов университетов, несмотря на то что там, где плата за обучение уже существовала, наблюдается её повышение, а в странах, где обучение в университетах традиционно было бесплатным, возникает тенденция к введению платы за обучение.

Исследователь подчёркивает, что правительства всё более склоняют общественные университеты к получению внебюджетных средств через организацию частно-государственного партнёрства, выполнение договорных работ в области фундаментальных и прикладных исследований, вложения в эндаументы вузов и т.д.

Справка STRF.ru:
Эндаумент (от англ. endowment) – целевой фонд, предназначенный для использования в некоммерческих целях (как правило, для финансирования организаций образования, медицины, культуры)

На российской почве

При всём сходстве решений, принимаемых в Европе и России, принципы, на которых эти решения основаны, часто оказываются противоположными. Переход Европы на новые механизмы финансирования, ориентированные на результат (Performance Funding Model), основывался на концепции, которая предусматривает максимизацию поддержки государством стратегических решений университетов при минимизации вмешательства чиновников в их дела. Всеми было признано, что автономия превращается в один из главных факторов, способствующих повышению качества и конкурентоспособности. Автономия выражается в том, что университеты владеют активами, сами решают инвестиционные вопросы, а менеджмент вуза отвечает за финансовую деятельность и осуществляет её контроль (включая долгосрочные программы), нанимает персонал учебного заведения и несёт за него ответственность, платит выходные пособия и пенсии, а также пособия по безработице.

Внешне российские законы об автономии очень похожи на те, которые установлены в европейских странах, но по существу они не предоставляют обещанной свободы в принятии стратегических решений и распределении ресурсов, не защищают от мелочной опеки и неусыпного контроля, не гарантируют устойчивого долгосрочного развития. Даже недавно принятый 83-й федеральный закон (ФЗ-83) о правовом статусе бюджетных учреждений обязывает университеты (как и бюджетные учреждения в других сферах) ежегодно разрабатывать и утверждать у министра или его заместителя план финансово-хозяйственной деятельности по дробным статьям экономической классификации расходов – фактически утверждать ту же самую смету. По окончании финансового года не сам университет, а министерство (то есть чиновники) будет принимать решения о направлениях расходования финансовых остатков. Это означает, что если деньги поступили в университет в ноябре, то надо быстро-быстро их истратить, поскольку нет никакой гарантии, что они останутся в распоряжении вуза на следующей год. Кроме того, учебные заведения обязаны хранить счета в Казначействе (а значит, не имеют права потратить хотя бы копейку без присмотра чиновника из этого ведомства) и применять ФЗ-94 для осуществления любых закупок, в том числе при заключении договоров на научные и проектные работы. Получается, что стратегические решения обслуживаются неадекватными механизмами финансирования – вместо устойчивого финансирования на долгосрочной основе вновь и вновь подспудно воспроизводятся механизмы текущего сметного финансирования, не оставляющего университету никакой свободы, никакого маневра для развития. Даже если финансирование университетов увеличивается, прав в распоряжении финансовыми ресурсами не прибавляется, системных изменений осуществить не удаётся.

Полный текст статьи читайте в журнале NewScientist № 9, 2011 год

РЕЙТИНГ

4.00
голосов: 4

Галереи

Кафедра квантовой электроники физфака МГУ имени М. В. Ломоносова

Здесь разрабатывают новые наноструктурированные материалы. Доцент Андрей Федянин показывает своё рабочее место: «в этом году, используя фемтосекундную лазерную систему, мы сделали и запатентовали прототип плазмонного переключателя со временем срабатывания порядка 0,1 пикосекунды, а это время всего лишь 30 колебаний электромагнитной волны». Съемка STRF.ru 18 июля 2011 года

3 фото

Обсуждение

Новости

В России создан препарат от непереносимости глютена

Ген депрессии открыт в российском институте

День в истории: 17 января

В 2017 году вузы получат около 3 млрд рублей на развитие исследовательских коллективов

Самый мощный ультрафиолетовый лазер создан в Китае

Третий понедельник января - самый депрессивный день в году

Кстати,
на
52%
сократились...
Лучник NGC 2017